Болезнь и судьба: причины тяжелых заболеваний

Болезнь и судьба: причины тяжелых заболеваний 1Coeur de Pirate by Cyril Rolando

Как связаны судьба и болезни?

Все болезни в жизни человека можно условно разделить на две группы: те, что практически неизбежны, т. е. заложены уже самой судьбой, и те, которые формируются в процессе жизненного пути и могут в большей степени зависеть от самого человека.

Почему я пишу «условно»? Потому что грань эта не всегда очевидна. Если диагноз у ребенка появился еще в детстве и никакие причины, кроме возможных генетических поломок, эти заболевания вызвать не могли, с большой вероятностью мы имеем дело с программой судьбы, и значит, болезнь была неизбежным пунктом плана. Для чего — это уже следующий вопрос.

Тот же рак, например, может появиться и в зрелом возрасте, однако мои наблюдения говорят, что рак в большинстве случаев — именно судьба, вне зависимости от времени его появления. От возраста человека будет зависеть лишь то, насколько далеко можно будет уйти в лечении.

Что такое вообще тут «судьба»? Это не значит (как я порой слышал от некоторых), что если бы душа не была отягощена, например, какими-то кармическими долгами, то человек бы и не заболел. А тут пришло такое высшее я в потенциально здорового человека и сделало его безнадежно больным.

Вот тут точно хочется внести ясность. Высшее я выбирает уже размеченный в целом сценарий и тело с уже (!) имеющимися настройками, прописанными генетикой родителей, то есть их физическими данными и программами рода, которые тоже заранее известны полю выбора воплощений. И в судьбе эта вероятность болезни или как минимум явной склонности к такому типу заболеваний уже проявлена вне зависимости от того, что за высшее я выберет это тело.

Однако и выбор высшего я тоже не случаен: есть, значит, что решать через такой сюжет. Зачем-то (подробно мы будем говорить об этом позже) нужно пройти через подобное заболевание с каким-то исходом, который может быть более или менее определен заранее.

В одних случаях возникают сценарии, где выбора очень мало. А где-то в аналогичных ситуациях появляется много вариативности — как именно и насколько далеко получится зайти в борьбе с болезнью. Где-то есть вообще четкий импульс и шанс на преодоление болезни и долгую жизнь, но… придется попотеть для этого.

Дать четкую классификацию болезней — какие именно по судьбе, а какие нет — не получится. Да, в целом можно говорить о том, что сложные, «неизбежные» по генетике, глубоко вписанные изначально в конструкцию организма и рано объявившиеся, а также те, которые не имеют внятных для рассудка причин появления и при этом ставят перед человеком серьезные вопросы, чаще относятся к судьбе.

Но может быть и так, что судьбой станет «мелочь», а может стать и так, что сложное заболевание станет внезапным и непредусмотренным судьбой поворотом. Я этот вопрос предпочитаю, конечно, выяснять в работе только индивидуально.

Однако некоторые общие ориентиры и закономерности тут есть.

 

Типы сценариев, связанных с тяжелыми заболеваниями

1. Отработка

Если говорить о сценариях, в которых фигурирует сложное заболевание, то их можно условно разделить на три группы.

Первая группа сценариев — то, что можно было бы назвать чистой отработкой. Дабы не делать никого узнаваемым, приведу пример довольно отвлеченный, однако хорошо иллюстрирующий то, что я вижу в реальности.

Допустим, по мере развития осознанности высшее я стало заносить в то, что можно было бы назвать ментальной гордыней, острым чувством превосходства над другими. Это привело к насилию и даже, возможно, к геноциду в его исполнении — как правило, не одну жизнь. Дальше все равно приходится столкнуться с кармой, которая начинает предлагать этому высшему я или все более темные сценарии жизней, или «отмывочные», построенные на логике «побудь теперь с другой стороны этой баррикады».

И тут нередко встает вопрос выбора своей стороны — темной или светлой. Никто не рождается заведомо настроенным на определенный принцип, доминанту добра или зла придется выбирать самому, причем в течение долгого периода, а потом — еще так или иначе подтверждать верность этой стороне, и далеко не одной жизнью. Так что тут мы говорим о некоем длительном процессе поиска, осмысления и выбора своей траектории.

Можно, конечно, дальше катиться по наклонной, сколько — карма посчитает, но заканчивается это в самом худшем случае переработкой: предельно отягощенное высшее я рискует рано или поздно аннигилировать, так как у отрицательного веса есть предел во Вселенной. Подробности о теме потенциальной смертности души можно почерпнуть в книге.

Можно удерживаться на относительно устойчивых балансах и при этом оставаться на темной стороне, и тогда отмывать придется не настолько много, как если все же стремиться к светлому принципу. Тяжелые «отмывочные» сценарии возникают там, где есть желание как минимум попытаться вылезти из своих отягощений на светлую сторону.

И, предположим, такое высшее я, очнувшись от насилия и геноцида, осознав, куда завело ментальное превосходство, умышленно выбирает другую сторону — в свою очередь становится жертвой. В жертвы, кстати, попадают не только отягощенные вот таким образом, так что это может быть одним из вариантов.

Но в данном примере высшее я, которое на почве своего превосходства решило, что жизни других стоят дешевле, теперь вынуждено брать сценарии людей, чьи ментальные способности оказываются ниже среднего. И тут как раз нередко возникают психические расстройства, заболевания ЦНС и такие состояния, которые делают человека ментальным инвалидом в той или иной степени.

В таких сюжетах полное исцеление маловероятно. Наблюдая за тем же раком, в подобных вариантах я вижу описанное: высшее я имеет прошлые отягощения довольно серьезного веса, но одновременно — вызревшее решение вытащить себя в сторону светлого принципа. Следствием становится твердый выбор прожить опыт с другой стороны.

Нередко в таких случаях высшее я вместе с личностью «честно мучается». Когда спрашиваешь высшее я, можно ли облегчить боль человеку, то ответом будет «ну, наполовину разве что». И то, если человек так или иначе сдвинется в сторону смирения с такой участью. Тогда шансов на облегчение страданий больше, ведь опыт их проживания становится максимально осознанным и достигается цель жизни — понять как можно глубже, как оно живется «с другой стороны», и выровнять эту перекошенную ось в своих балансах.

Увы, в таких сюжетах нет и смысла для полного выздоровления. Чаще всего это ранний (относительно среднего срока) уход, при котором, собственно, никакое лечение (даже то, которое вполне может помочь другим) практически не работает. И все мы такие случаи в том или ином приближении видели, вне зависимости от знаний о подноготной.

 

2. Выбор и открытый финал

Вторая группа — сценарии с открытым финалом, и они, по сути, сконцентрированы вокруг выбора, который сделают совместно и человек, и высшее я.

Обычно у тела как такового есть достаточно серьезные поломки, но есть и потенциал к выздоровлению. Эти шансы, можно сказать, в самой судьбе прописаны как 50/50. Все остальное содержимое определяется выбором. Ради этого выбора высшее я и решает взяться за такое воплощение.

Цели могут быть разные. Бывает необходимость загладить и переварить какие-то отягощения, но в менее жестком варианте, чем в первой группе сценариев. Могут быть задачи с прицелом на будущее, например, более глубокое изучение тела и возможностей его лечения (такой сюжет, кстати, описан подробно в моей повести «Дыши!»). Может быть решение сложных вопросов ценности жизни, исследование внутренних состояний, касающихся выборов как таковых. Или же (вариант тоже не редкий) болезнь может служить отправной точкой поисков человека в тонком слое и контактов с высшим я.

Если вдуматься, это вполне логично. Пока человек не сталкивается напрямую с угрозой жизни, с «несправедливостью» мира (который одним дает хотя бы относительно здоровое тело, а другим — уже сразу с неполадками), у него могут и не возникать вопросы о мироустройстве, о том, что находится за гранью человеческой жизни, и прочих тонких материях. Иной раз болезнь служит для человека входным билетом в тонкие знания, контакт с высшим я и расширение собственного видения. Для высшего я, впрочем, это тоже справедливо — и ему порой не пробраться в человеческое сознание без серьезного стимула.

Вот этот момент, пожалуй, интереснее всего. Выбор человека углубляться в тонкие материи, а со стороны высшего я — развивать контакт с человеком и всерьез погружаться в телесное нередко позволяет так или иначе справиться с болезнью.

Но не всегда бывает именно так, суть многих жизней — эксперимент, финал которого известен не полностью. На практике не всегда человек в состоянии выбрать такой путь, как и высшее я не всегда может подтолкнуть человека туда, даже если есть твердое намерение.

Каждый здесь знакомится со своим спектром страхов и препятствий, вникает во множество нюансов. Например, я видел варианты, где человека через болезнь очевидно подталкивают к тонким материям, а он на почве сильного страха отказывается раз за разом. У него масса причин, которые, что называется, проявились на практике, и как раз это было сложно предсказать высшему я, выбравшему такой сценарий.

Начинается нечто вроде борьбы: болезнь, например, усугубляется, традиционно помогавшие хоть сколько-то методы не дают достаточных результатов, ситуация начинает очевидно накреняться, но человек при этом упорно двигается совсем не туда, куда хотелось бы, и, наоборот, все больше закрывается от любых тонких знаний, несмотря на разверзающуюся пропасть — заглядывать за грань ему еще страшнее. И это совсем не означает, что человек — единственный «виноватый» в таком развитии ситуации.

У высшего я тоже есть свои проблемы. Ему приходится опытным путем выяснять, какие психологические характеристики, родовые программы, настройки воспитания, формировавшие человека, способствуют его контакту с тонким миром или, наоборот, блокируют этот процесс. Именно так и формируется способность выбирать действительно подходящий для своих текущих задач тип характера и учиться строить взаимодействие с человеком.

Конечно, цели проживания тяжелой болезни не обязательно сводятся только к вопросам движения человека к тонкому миру. Например, благодаря некоторым вполне материальным с виду действиям человек может преодолеть свое заболевание, достичь устойчивой ремиссии, найти свой способ оздоровления и поделиться им с другими, стать для них в каком-то смысле дорогой исцеления. При этом он может и не знать ничего о собственной душе — есть задачи, в которых не обязателен непосредственный контакт высшего я и человека, во многих случаях для такой формы взаимодействия может быть еще рано. Но это не отменяет возможности проживания душой нужного опыта и не меняет сути подобного сценария.

Или, например, в подобном сценарии может фигурировать проживание ценности жизни как таковой, особенно если в прошлых воплощениях высшее я этот момент недостаточно ощутило. Нередко бывает так, что поначалу, когда высшее я еще не опытное, ценность жизни отдельного человека не доходит в достаточной степени, принцип (светлый, темный) еще не выбран, а отдельная краткая жизнь человека предстает сном, в котором «одним больше, одним меньше»… Тогда карма и напоминает о себе в плане очевидной ценности любой человеческой жизни, которую стоит беречь, а не сливать. Ну, или если хочешь сливать дальше — добро пожаловать на темную сторону с соответствующими последствиями. И порой доходит про эту ценность человеческой жизни только так, через проживание вместе с человеком серьезной и мучительной тревоги за собственную жизнь. Что выбирается высшим я, как правило, уже умышленно, при понимании того, что человеческая жизнь ценится им недостаточно.

Таким же важным моментом в проживании тяжелой болезни может быть выработка неких качеств, актуальных для высшего я в текущем периоде. Душа — мыслящее и чувствующее существо, можно сказать, обладающее своей психикой. Иначе что вообще развивалось бы в этих воплощениях? Конечно, речь о наращивании понимания, знаний, развитии определенных качеств и характеристик самой души, которую справедливо было бы при этом называть личностью. Отсюда и необходимость различного опыта для формирования в себе черт характера, разбирательств с теми травмами, что были нажиты ранее, и укрепления навыков управления сознанием, как собственным, так и человеческим, а что уж говорить об изучении плотного тела, которого у высшего я по определению нет.

И на этом уровне в том числе выясняется, на что способно или не способно тело. Его возможности высшее я не может постигнуть все и сразу, поэтому выбирать заведомо проблемный организм — способ глубже разобраться в человеческом теле. И одним из самых важных моментов такого сценария может быть контакт с телом — как со стороны высшего я, так и со стороны человека. Что интересно, последнее самому человеку дается порой не менее трудно, чем его душе.

Казалось бы, тело принадлежит прежде всего человеку и ближе к его сознанию. Но задайте себе вопрос: насколько часто вы готовы своим сознанием погружаться в тело? Насколько долго можете в нем присутствовать? Насколько готовы учитывать его потребности? Или, как чаще бывает, оно в основном вам «мешает жить», то есть рушит планы, построенные сознанием, и с этим принято бороться со стороны головы? И тогда логичный вопрос: при каких условиях вообще человек будет готов всерьез начать слушать свое тело? Вот такой примерно перечень вопросов возникает и решается сценариями с открытым финалом.

 

3. Миссия: победить

Но есть еще один вариант развития подобных сюжетов, и сейчас мы поговорим о третьей группе сценариев: болезнь будет тяжелой, но основная идея воплощения — выбраться из нее. В таких случаях сценарий заточен под победу, но никакая судьба не гарантия, тем более в подобных случаях. Такие сценарии берутся там, где, для начала, у этого процесса есть вполне конкретная цель, которая, как правило, лежит дальше пределов преодоления самой болезни. То есть болезнь в этой жизни чаще является средством, но не целью как таковой, и при этом требует и от человека, и от высшего я и достаточной осознанности, и сил, и уровня развития, которого хватило бы, чтобы действительно взять курс на победу и справиться.

Все это означает, что выбора в таком сценарии больше, чем в прочих. Вообще чем более осознанной является сама душа, тем более «сильные» сценарии ей доступны и тем больше в них возможностей. Но широкое поле имеет и свои издержки: чем больше выбора, тем больше вероятность потерять нужный результат, именно потому, что, несмотря на сценарий, в таком случае от решений человека и высшего я зависит очень многое.

Так как это — один из аспектов моего собственного сценария, я могу, не опасаясь нарушить ничью тайну, иллюстрировать этот вариант своим примером.

Болезнь в организме изначально была, что «не рванет» — шансов не было. После ее обнаружения мне предрекали, что я могу не дожить и до тридцати, в лучшем случае проживу несколько дольше. О том, как происходило осмысление этого события, я когда-то написал цикл текстов «Целительная смерть», и если кому-то важен именно аспект внутреннего процесса человека при столкновении с подобным поворотом судьбы, об этом можно почитать отдельно. А сейчас продолжим о сценарии, относительно которого в 20 лет, конечно, еще не было достаточной ясности. Эти события и подтолкнули к выяснению многого о «той стороне» и вообще о конструкции мироздания.

Если пытаться кратко описать, для чего вообще эта болезнь в судьбе, то получится следующее:

1. Нужен был мотив начать серьезно вникать в свое здоровье. При других условиях продуктивно задуматься о происхождении болезней, о связях организма с сознанием было бы не очень реально, а тем более — глубоко и серьезно изучать эндокринную систему человека, с которой и было связано заболевание. Не говоря уж о контакте с телом: «жить в голове» я не мог себе позволить, если смотреть в сами цели судьбы. И выстраивать глубокие связи психики с телесностью стоило начать как можно раньше.

2. Без серьезного столкновения с темой смерти и ее перспективой не пришло бы настолько явное желание посмотреть за грань и вообще начать разбираться с устройством мира. Все же перспектива умереть молодым заставляет задать себе очень серьезные вопросы, а если и судьба к этому особенно располагает, то ответы, естественно, приходят. К тому же в данном случае нужно было прожить собственное знакомство с отсутствием страха смерти и укрепится в этом — по ряду причин это было очень важно в судьбе.

3. Нужно было еще с раннего возраста подготовить почву для возможности осмыслить и освоить разные пути работы со здоровьем, и прежде всего со связкой «тело — сознание» (а это включало и знакомство с каркасом базовых медицинских знаний, и изучение различных нетрадиционных методик, включая психосоматический подход в психотерапии и тонкоэнергетические практики). А позже все это должно было привести к созданию своей целительской системы, основанной не только на «откровении сверху», но и на твердых знаниях, которые были получены мной как раз вокруг болезни, особенно в первое время.

4. Так как состояние мое потребовало сложной хирургии, дальнейшей неизбежностью стало трудное восстановление с неизвестной перспективой, однако и в этот период я смог продолжить учиться, работать, а в итоге — пережил самый тяжелый отрезок процесса и встроился в социальную жизнь на тех же правах, что и все остальные. Поблажек я себе не давал, что тоже было важно в судьбе — этот опыт готовил меня к более сложной трансформации, которая рисковала вообще вывести из строя, что называется, навсегда. Но я прошел ту, а потом вошел и в другую, и пока в строю, и уже понимаю, что самый сложный и рискованный период этой трансформации позади. И если бы не подготовка, которую «спровоцировала» болезнь, то тело и психика могли бы не выдержать.

5. Одной из целей судьбы было показать на себе, что работать со сложными заболеваниями можно через осознание, тонкое тело, настройку информации в нем. Эта идея в достаточной мере раскрылась с появлением собственной тонкоэнергетической системы лечения и активно развивается сейчас. Если бы я был обладателем изначально крепкого здоровья, я не смог бы многое проверить на себе и уверенно говорить о возможностях. Но так как я сам — еще тот список диагнозов, то говорить о внятных результатах я могу уже не только в области эндокринологии.

Думаю, по этим ключевым пунктам уже понятно, какой может быть логика подобного сценария: болезнь куда-то ведет, не являясь основной идеей, но становясь условием, при котором развивается ряд нужных качеств, совершаются важные для дальнейших целей шаги, раскрываются определенный потенциал и задается вектор дальнейшего развития, которое в подобных случаях часто идет дальше истории о преодолении самого заболевания, являясь фундаментом для более сложных задач.

В таких сценариях шанс на преодоление болезни обычно достаточно большой, но и нагрузка немаленькая, и, пожалуй, из всех трех групп сценариев исход здесь сильнее всего зависит от участников процесса — высшего я и человека. Выходящие за рамки заболевания цели судьбы действительно требуют напряжения всех сил и способностей, но и бонусы могут оказаться очень ощутимыми.

 

Какие вопросы ставит тяжелая болезнь?

Есть несколько вопросов, которые можно задавать себе из состояния, в общем-то, любой болезни для лучшего понимания ее задач.

Прежде всего это вопросы жизни и смерти, о которых человек до того мог просто не задумываться. Чаще всего это означает, что у человека нет ни внятной картины смерти, ни какой-либо определенной точки зрения на то, что там дальше, он просто «не хочет об этом думать» и всячески избегает темы.

Безусловно, есть те, кому в этой жизни в общем-то незачем интересоваться пространством за гранью, но, как правило, у них и не возникает условий, которые заставили бы об этом всерьез думать. Болезни их укладываются в понятную им возрастную рамку и «среднюю норму», жизненные ситуации — тоже, какими бы они ни были трудными, они все же преодолимы вполне человеческими средствами.

Но если человек столкнулся с тяжелым заболеванием, которое явно не даст «просто пожить как все», уже не получается не касаться темы: а если я не проживу столько, сколько те самые «все»? И тогда возникает вопрос не только о том, что там, за гранью жизни человеческой, а еще и почему.

То есть вопросы, которые так или иначе ставит любая болезнь, — о картине мира, о том, «почему именно мне подобное досталось». Есть и варианты этого вопроса в русле «за что», однако постановка его не так важна, как суть. Это побуждает задуматься о причинах и следствиях в этом мире и тем самым найти хоть какое-то объяснение произошедшему, и не только. Ведь вопрос о причинах ведет намного дальше болезни (часто — «что и требовалось доказать»), в причинно-следственную конструкцию мира.

И третья группа вопросов, которая вытекает из двух первых: могу ли я своим сознанием, своими действиями внутри себя (а не только полагаясь на врачебный аутсорсинг) сделать хоть что-то с происходящим? Дело в том, что как бы вы ни доверяли медицине (любой), только вы сами можете выбрать подходящий метод лечения, подобрать себе того врача/целителя/практика, которому способны доверять именно вы, и так или иначе этот вопрос ведет в тему личной ответственности за происходящее и ее меры. Ведь принимать решения на каждом этапе лечения, соглашаться или нет с какими-то методами, искать альтернативы, получать и обрабатывать информацию все равно придется самому. Никто за вас не сделает выбор, лечиться или нет, и если да — то как именно. Не говоря уж о том, что вы можете выяснить, среди прочего, какие ваши внутренние процессы, связанные с вашими чувствами, мыслями, картиной мира (или дырами в ней), травмами, переживаниями вокруг них, степенью осознанности, могли и продолжают влиять на появление/течение болезни.

А все это ведет, по большому счету, в сторону категорий смысла, и от него очень сложно отвертеться в случае тяжелой болезни, потому что неизбежно возникнет вопрос: а какой смысл в том, чтобы страдать и умереть молодым, и чем подобный смысл отличается от смыслов других людей, которые, возможно, о нем и не задумывались? И почему им «позволено» (и кем?) не рефлексировать о подобных темах, а вот конкретно вам, например, нет? И уже пришлось с этими темами столкнуться?

Вокруг сценариев с тяжелыми болезнями, особенно в связи с раком, я наблюдаю раз за разом одно и то же: чем больше человеку удается задуматься об этих непростых вопросах, тем больше вероятность позитивного исхода. Каков бы ни был масштаб выбора в самом сценарии воплощения, он все равно существует. И ни одна болезнь не возникает без причин, особенно когда мы говорим о тех, что даны самой судьбой.

И самой важной темой остается то, насколько человек действительно хочет жить.

Нужность и ценность жизни — на деле вопрос неоднозначный и неочевидный. Я часто слышу: «Каждый хочет жить так или иначе», но вижу совершенно иное. Если каждый так хочет жить, почему число самоубийств не так уж и мало в людском сообществе, почему они вообще возможны? И почему возможно полное небрежение собственным здоровьем, когда люди знают об опасных состояниях, но продолжают, например, саморазрушительное поведение, не обращаются за медицинской помощью, вообще ни за какой помощью, или, зная, казалось бы, о прочих возможностях, кроме тех, что они используют для лечения, тем не менее, отказываются пробовать другие варианты, находят кучу оправданий этому и умирают все равно сравнительно молодыми?

Так ли хотят они жить? Я на деле знаю не одного человека, кто, декларируя желание жить, своим поведением активно демонстрирует обратное. Диссонанса, правда, сами люди не замечают, но многое хорошо видно со стороны.

Но человек, не желающий жить, не сможет преодолеть никакую болезнь, сколько бы выбора судьба ему ни давала. И этот вопрос — действительно ли я хочу жить? — можно сказать, объединяет в себе все остальные вопросы о жизни: как именно хочу жить? почему хочу жить? что я готов делать, чтобы жить? и главное, для чего все это?

Этот поиск чаще всего и включен в любую ситуацию с тяжелой болезнью, но при любом варианте судьбы без выбора самого человека смысл не найдет себя сам. А уже каким будет выбор — действительно вопрос к конкретному сюжету и конкретной паре, к каждому из участников — личности человека и его душе.

 

https://glubina.space/bolezn-i-sudba-prichiny-tyazhelyh-zabolevanij/
2

Автор публикации

не в сети 1 день

Эрием

447
Дорогу осилит идущий, а у развития нет и не будет конца...
Комментарии: 33Публикации: 225Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Групповые занятия
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля