6. А был ли вирус? О сомнительности вирусной теории заболеваний

6. А был ли вирус? О сомнительности вирусной теории заболеваний

Я уже писал о том, что вирусы не выделены в чистом виде, и это в данном случае не мое открытие нисколько. На деле существует немало врачей и биологов, которые считают вирусную теорию весьма дискуссионной, то есть не проверенной действительно научными методами.

А что такое научный метод? Это необходимость пропустить, например, слюну/мокроту или другой образец через фильтрацию, центрифугу и добиться того, чтобы в пробирке у вас остались только вирусные частицы. Дальше — изучить, рассмотреть, секвенировать геном, определить, какие белки ему принадлежат. А потом поместить выделенную частицу в человека (согласного на такой эксперимент) и вызвать у него болезнь. Если бы эксперимент был проведен по этой научной схеме, можно было бы говорить о том, что вирус вызывает болезнь, но такого не проводилось ни с одним из известных вирусов. Если образца вируса нет, то невозможно ни создание реальных тестов, ни вакцин.

Но в вирусологии выделением вируса решено было назвать совершенно иную процедуру — клеточное культивирование. Тут получается совсем иная схема действий: берется та же мокрота/слюна, размещается в питательную среду (полученную на основе сыворотки крови и клеток органов млекопитающих), причем с различными добавлениями, например противогрибковых препаратов или антибиотиков (с целью избежать загрязнения культур сторонними бактериями), клетки ограничивают в питании, а дальше наблюдают их гибель.

Кто даст гарантию, что гибель клеток не вызвана самими условиями эксперимента — антибиотиками, противогрибковыми и еще множеством факторов? К тому же при невыделенном вирусе трудно вообще сказать, какие частицы за что отвечают в этом процессе, а сфотографировать в теории можно любой клеточный агент, но от того, что мы сфотографировали некую частицу, мы не можем сказать ничего о том, в каких отношениях она находилась с другими частицами и кто вообще был в гибели клеток «виноват».

Это примерно как ставить эксперименты над компотом, состоящим из неких на деле не известных нам в деталях компонентов. Если мы, допустим, в серо-буро-малиновый компот кинули синий реагент, весь компот приобрел слегка фиолетовый оттенок, а мы на этом основании решаем, что «виноват» в изменении цвета компота некий красный компонент, который, возможно (!), присутствует в составе. На таком же принципе построены и другие манипуляции с «вирусами», например тесты, которые выявляют, что наш серо-буро-малиновый компот как-то среагировал. Но какой именно агент внутри компота реагировал — никто на деле не знает.

Если вирусную гипотезу рассматривать как рабочую, то в теории можно создать некий субстрат, который будет содержать нечто из этого серо-буро-малинового компота «в ослабленном варианте», и утверждать (а дальше самое интересное!), что после принудительного знакомства с ним клетки обучатся и выработают иммунитет против некоего болезненного состояния.

В этом месте современные вирусологи, выходит, признают, что иммунитет — информационная структура, так как обучиться может ведь только то, что обладает хотя бы неким подобием интеллекта. Но при этом почему-то предполагается, что иммунитет никак не может обучиться сам и его могут обучить только вакцины — или же человека ждет крайне жесткая форма болезни, а возможно, и смерть. Хочется задать вопрос вирусологам: так как все же, обучаем иммунитет или нет? Или ему навязывают формат обучения, его не спрашивая? Но зачем бы он тогда вообще существовал все это время, обучаясь как на протяжении поколений, так и в отдельно взятой жизни человека?

Врачи говорят порой о детях раннего возраста: «У ребенка идет набор иммунитета» (т.е. он переболевает в детстве многими болезнями, распространенными в обществе). Это значит, что его иммунитет неизбежно получает и учится распознавать нездоровую/токсичную информацию и отторгать ее при необходимости. Если он никак (по мнению вирусологов) не в состоянии справиться с этим сам, без помощи вакцин, то, выходит, он у человека не работает изначально? Получается что-то вроде презумпции виновности иммунитета: он вроде бы есть, но сам он заведомо не справляется со многими формами болезненных состояний, поэтому ему нужно насильно пропихивать в якобы малых количествах то, что его обучит.

Но если вирус так и не выделен, то, значит, его реальное количество в крови и вообще в теле человека никак не определить. Как тогда определить то самое «разумное» количество, которое его обучит, и откуда тогда вообще идея, что от количества в принципе что-то зависит? Вопросов очень много. Но в самой вирусной теории, что интересно, многие врачи и не разбираются детально сами, они руководствуются тем, что это «принято в науке». И вот тут еще одна интересная вещь: большинством управляет та информация, которая широко представлена и к тому же подкреплена системой авторитетов, а также эмоциональной подпиткой.

Например, «человек, не верящий вакцинам, — дремучий, необразованный, далекий от науки… плоскоземельщик, в общем». Примитивный способ самоодобрения: «Если я прививаюсь, я — человек образованный, прогрессивный, с истинно научной картиной мира».

И вот в связи с этим интересный факт: современный биолог Стефан Ланка, преследуя цель показать неоднозначность вирусной теории, подал в суд для определения доказательств существования вируса кори. История с судом была весьма долгой, суд он в итоге выиграл, однако это не стало достоянием широких масс. Знаете ли вы о таком прецеденте? Уверен, большинство — нет. Хотя это был бы нормальный ход в рамках действительно научной полемики: искать достаточно подтвержденные, научные доказательства существования вирусов. Однако мы имеем весьма однобокий срез информации: одна сторона, представляющая сторонников вирусной теории, вопит на нас из каждого утюга, а другая сторона, ее опровергающая, всеми силами скрывается от широкой общественности и заметается под ковер.

С. Ланка, и не только он, ведь прецедентов альтернативных выступлений врачей и биологов было на деле не так уж мало, хорошо понял, что современная медицина — это нарождающийся диктат, намеренное формирование общественного мнения на недостаточно чистой научной основе, в основе которого лежит возведение гипотезы в непререкаемую истину, примерно такую же, какой можно было считать истины Священных книг: с ними нельзя было спорить, «потому что нельзя» и «потому что все общество считает».

О сомнительности вирусной теории и формировании медицинского диктата говорили и говорят ряд достаточно подкованных в своей области врачей и биологов, ставя в рамках науки действительно серьезные и обоснованные вопросы о существовании тех же вирусов и эффективности вакцинации как метода. Однако это не вызвало серьезных дискуссий в широком профессиональном сообществе, несмотря на предоставление научных статей, публикаций и общественные акции вплоть до судов.

Точно так же заметали под ковер и антипрививочников — тех, кто пытался разобраться в тяжелых последствиях вакцинации и выявить связь с прививками. Однако исследования побочных эффектов, проведенные в том числе и врачами, а также реальные кейсы, которые были представлены родителями детей, получивших тяжелые побочные эффекты, тоже были огульно объявлены мракобесием. И тут сложно не видеть информационных перекосов в подаче этой темы, если смотреть на нее действительно предельно беспристрастно. Ведь все эти люди, которые организовывали форумы и писали о состояниях как собственных, так и своих детей, врачи, наблюдавшие в своей практике подобные случаи и предпринимавшие самостоятельные исследования на реальном материале обращавшихся к ним пациентов, тоже не на ровном месте начали создавать подобные прецеденты и инициировать поиск ответов. Были бы люди здоровы и не видели бы никаких связей с проведенными прививками — вряд ли начали бы искать истину.

Кому и для чего нужно именно продвигать вирусную теорию, а также делать прививки некоей социальной нормой и какие реально могут быть последствия — об этом я писал в книге. Сейчас же важнее аспект критического восприятия информации и умения видеть, что мнение большинства о тех же прививках и работе иммунитета складывается во многих случаях из того, во что «принято верить» или что «широко разрекламировано» и подано как непререкаемая истина. Но мало кто ставит в данном случае вопрос: является ли эта информация, которую мы легко можем потреблять из телевизора, действительно безопасной и тем более полезной для нашего иммунитета? И является ли она действительно соответствующей научным методам? Ведь то, что «ученые доказали», чаще является предметом веры (!) большинства.

Полный цикл статей «Иммунитет: взгляд с тонкого уровня»

  1. Загадка иммунитета
  2. Иммунитет – информационная структура
  3. Примеры работы алгоритмов иммунитета
  4. Несколько мыслей об эпидемиях
  5. Механизм информационной передачи
  6. А был ли вирус? О сомнительности вирусной теории заболеваний
  7. Кто виноват? О путанице причин и следствий в происхождении болезней
  8. О механизмах конкретных заболеваний: ЗППП
  9. О механизмах конкретных заболеваний: гепатит
  10. О механизмах конкретных заболеваний: СПИД
  11. О механизмах конкретных заболеваний: АИЗ
https://glubina.space/immunitet-6/
0

Автор публикации

не в сети 1 день

Anton Nesvitsky

420
Дорогу осилит идущий, а у развития нет и не будет конца...
Комментарии: 33Публикации: 227Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Заведите ваш личный блог
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля