Менопауза и андпропауза: о чем вам говорит возраст?

Навигация по статье «Менопауза и андпропауза: о чем вам говорит возраст?»:

В последнее время запросы в области здоровья все чаще касаются гормональной перестройки организма, то есть менопаузы и андропаузы. Эта тема охватывает много слоев — и чисто физический, и психологический, и, конечно, тонкий. На основе опыта работы с подобными состояниями и родился этот текст.

Почему возникла концепция «дожития»?

Для начала мне хотелось бы поставить ряд вопросов — те, что я нередко ставлю перед клиентами.

Например, кто вам сказал, что старение к пятидесяти (или сразу после пятидесяти, а тем более внезапное, ураганное, по типу «все посыплется вот прямо сразу») — это нечто вроде объективной реальности?

Знаю некоторые ответы: врачи, читал, у меня родственники/знакомые/друзья. Насчет информации — тут обычно ставлю вопрос «а почему вы верите?». Ведь никто не проверял, на каком основании пишут. Исследования? Их нарисовать можно, вопрос, для чего. Родственники и знакомые? Судьбы у всех разные. Где реальные доказательства, что это объективная неизбежность?

Хорошо, даже если несколько примеров рядом были ну очень убедительны… Но как быть с теми, кто не вписывается? Кто как-то не постарел радикально, ничего у него не «посыпалось», тем более ураганно, продолжает ровно ту же активную жизнь по всем направлениям? И таких ведь не что чтобы считанные единицы на все землю. Меньшинство — да, но далеко не пара человек.

Ответы: повезло, генетика, много денег на хорошую медицину и «черт его знает, но вряд ли это мой случай» и т. д.

Некоторый элемент предопределенности в нашей жизни, конечно, есть. Кому-то и наследственные болезни достаются с рождения, на что тоже есть свои причины. Но, тем не менее, за все то время, что я работаю в сфере помогающих практик, я убедился однозначно: наше тело способно куда на большее, чем ему тут отмерено. Культурой. То есть из «объективного» (того, что влияет в той или иной степени на каждого) на нас больше всего в этом плане оказывает воздействие культура. Которая исходит в данном случае не из реальных возможностей тела.

Одна из ключевых вещей в культурном поле здесь — важность размножения. Это было заложено с самого начала, отсюда ценность человеческой жизни (возможно, незаметно для нас самих) сводилась порой… к фертильности исключительно.

Почему женщина вдруг должна потерять привлекательность после менопаузы? На деле нет никакой такой объективной реальности. Старение, конечно, существует, но оно довольно долгое, и не происходит никакого такого радикального изменения в возрасте менопаузы. Оно в этом возрасте если и происходит, то в основном в голове.

Причина в том, что именно в культурной парадигме женщину в менопаузе принято считать уже «негодной». Раньше ее просто и быстро заносили в «безнадежно постаревшие», причем вне зависимости от реальной картины, «возраст же», и обжалованию этого приговор не подлежал. В наше время подсовывают, как водится, исследования: мол, большинство мужчин считает привлекательной более фертильную женщину, об этом говорит статистика и т. д.

Многие верят, да. Оптом. Не разбирая при этом дороги — ведь человек все же не настолько животное, насколько его сейчас принято рисовать тотально зависимым от биологии. Но никого не смущает топорное наложение чисто животных процессов на человека. Минуя тот факт, что животные живут инстинктами, которые сами по себе — жесткие поведенческие программы, и выбора особого у них нет.

А у человека, в общем-то, как раз все наоборот — вместо инстинктов хотя бы возможность этого выбора. Но сделать его трудно. Особенно когда уровень развития еще не очень позволяет достаточно на себя опираться. И тогда на помощь приходят жесткие культурные установки, которые обеспечивают всем — смыслами, программами поведения, целями, оценками и т. д.

Отсюда и получается, по сути, внушенный большинству конструкт: смысл жизни — в размножении, если фертильность кончилась — кончается и смысл, а вместе с ним и социальная значимость, и ты уже никому не нужен, потому что все общество так считает, а значит, оправдать твою жизнь может только дальнейшее обслуживание размножения — в качестве бабушки/дедушки.

Упрощаю, но это для более выпуклой картины. Причем многие из вас даже такой вот, топорный вариант, не раз встречали. Когда некая потенциальная бабушка вдруг заявляет, что у нее есть своя жизнь, возмущению детей и соседей нет предела. Она ж должна. Ее ж дочь только что родила! И чего она еще от жизни хочет, чего ей еще тут делать-то? Это ж ее обязанность! А иначе зачем она тогда вообще?

А еще многие из вас наверняка встречали вариант, когда женщине (и мужчине тоже) в районе 45–50 уже начинают (и нередко — совершенно посторонние люди!) намекать, что «в твоем возрасте не стоит уже так…» одеваться, например. Или «молодиться». И «куда тебя несет, в твоем возрасте дома сидеть уже надо»… И занятия эти — «не для того возраста», и «будешь выглядеть глупо» и т. д. В лучшем случае — удивленный взгляд. С некоторым налетом возмущения.

Ага, «сдохнуть бы пора уже, а он/она чего-то никак не соглашается уверенно ползти в сторону кладбища, как все мы, познавшие объективную реальность».

Мужчинам тоже прилетает. Он может не выходить в тираж при одном условии — «он еще ого-го». Под этим обычно ничего, кроме сексуальной функции, которая работает, и все той же фертильности, не принято понимать. При этом надо же как-то этому социуму доказать, что ты — «еще ого-го». А поскольку тут все касается довольно интимной сферы, то порой это ведет к совершенно нелепым демаршам, связанным с навязчивой демонстрацией своей потенции обществу. В той или иной форме. Да, не всегда — в приемлемой. Но уж как получается…

Остальным, которые не продемонстрировали достаточно «ого-го», тоже предлагается быстро стать дедушкой, или зачем ты тогда здесь вообще небо коптишь?

Что интересно, социальная реальность в виде работы тоже вполне опирается на этот тренд, хотя как связаны фертильность и профпригодность? По идее, никак. Но многие же верят, что вместе с тестикулами и яичниками отказывают и мозги, увы. И это почти повсеместное верование. Иначе бы так не стремились побыстрее избавиться от сотрудников в возрасте к пятидесяти за редким исключением…

Дальше, собственно, происходит весьма интересное: вся эта культурная парадигма буквально записывается в ткани тела. Постепенно, но очень крепко. Доставать ее оттуда — довольно трудная работа. Примерно как бегемота тащить из болота, потому что если вы полвека писали в себя эту программу — она вполне там укоренилась, и за 5 минут ее не вытащить. Особенно из гипофиза, который, в частности, отвечает за регуляцию гормонов.

А главное, ее не всегда просто осознать, точнее, осознать на сравнительно поверхностном уровне вполне реально, как говорится, «умом-то я понимаю»… А вот в чувствах у нас нередко как раз страх и ужас перед старением, который провоцирует еще больше негативных изменений в самом теле, и раскручивается весьма порочный круг…

О том, как с этим всем разбираться, и будем говорить дальше. И о медицинской стороне, и о психологической, и о тонкой.

И еще одна вещь, которую мне хотелось бы в этой теме озвучить для тех, кто со мной не знаком достаточно. Здесь я вполне могу использовать личный опыт и делиться им тоже, потому что мой возраст как раз и дает для этого основания, мне 48. И все мои рассуждения и выводы построены в том числе и на собственной практике работы с организмом в период старта гормональной перестройки.

Гормоны в период менопаузы и андропаузы: все не так однозначно

Поговорим немного о медицинской части, а точнее, о ее неоднозначности.

Всем очевидно, что в период климакса/андропаузы происходит снижение выработки половых гормонов. Но, как правило, дальше никто и не разбирается. Впрочем, некоторые разбираются до стадии понимания, что в женском организме это эстрогены и гестагены, а в мужском — тестостерон. Но дальше во всех статьях, рассчитанных на среднего читателя, можно найти безапелляционные проводки подобного типа: «При снижении половых гормонов увеличивается риск остеопороза и сердечно-сосудистых заболеваний». Никаких ответов на вопрос «как именно?» нет. И, по-честному, не будет.

Потому что если мы начнем читать более серьезную медицинскую литературу (не говоря уж о практическом опыте), то узнаем, что на деле в процессе формирования каких бы то ни было проблем в обмене веществ участвуют все гормоны, а не только половые, и корреляция между возрастными изменениями в организме и исключительно половыми гормонами совсем неоднозначна. Например, при исследовании того же остеопороза сами медики отмечают большую роль гормонов щитовидной железы и надпочечников, а взаимозависимость между ними и продукцией половых желез не так и однозначна, как хотелось бы думать любителям категоричных упрощений.

То же касается и симптоматики. Например, приливы принято объяснять исключительно дефицитом эстрогенов, если говорить о популярной литературе «для непосвященных». Однако чем тогда объяснять приливы у мужчин? Естественно (и об этом тоже не все знают), и в мужском, и в женском организме есть все гормоны, т.е. вопрос не в отсутствии у женщин тестостерона, вопрос в его количестве, соответственно, это же относится и к эстрогену в мужском. А чем вырабатываются эти гормоны, если не половыми железами? Надпочечниками. А ведь, по идее, хоть и вовлеченные в этот процесс, надпочечники вообще-то не получают в этот момент персональной команды организма на трансформацию своих функций. В нашем прекрасном возрасте эту команду получают только половые железы. А те самые приливы нередко встречаются и у мужчин в том же периоде. Все один эстроген виноват, от которого и мужчины страдают?

На деле в более сложных исследованиях картина гормонов, участвующих, например, в симптоматике приливов, не ограничивается одной только продукцией половых желез. В процессе терморегуляции участвуют (и весьма активно, надо сказать) щитовидная железа и надпочечники, не говоря уж о центральном координаторе многих гормональных процессов — гипофизе (+ гипоталамус, что в медицине принято считать общей системой гипоталамо-гипофизарных гормонов, и эпифиз, который тоже в этих процессах участвует), а если мы к тому же еще вспомним, что в целом гипоталамус — это больше орган нервной системы (хотя он — железа, но по факту состоит из групп нейронов и в первую очередь является ключевым звеном между ЦНС и эндокринной системой), то не получится у нас с вами тут простой картины на уровне «стали снижаться половые гормоны, и это неизбежно приведет к симптомами типа…».

Симптомы трансформации организма будут очень варьироваться в силу того, что в их формировании участвует фактически вся эндокринная и нервная системы. И не вся она сугубо от пола зависит. И даже не вся — от возраста. А потому я и считаю опрометчивым утверждение о том, что набор симптомов и последствий менопаузы/андропаузы «объективен» для всех.

Или вот идея о том, что половое влечение сокращается неумолимо, а мужчины даже практически приговорены к импотенции. Вот тут я точно могу сказать, опираясь на практический опыт: это очень далеко от реальной картины, хотя подобные утверждения мне не раз транслировали действительно образованные и думающие люди.

Для начала — большинство проблем потенции связаны прежде всего с плохим кровоснабжением, сидячим образом жизни, неправильным питанием, дефицитом многих веществ в организме (который задолго до пресловутой андропаузы появляется), а главное, с состоянием ЦНС и психики.

И в моем даже чисто терапевтическом (не говоря уж о тонком) опыте эти проблемы корректировались совсем не половыми гормонами, а работой с внутренним напряжением, подавленными чувствами, ложными установками о сексе и переходом к более здоровому образу жизни. А гормоны… В сторонке стояли, как правило, в подобных процессах.

В женском организме в период менопаузы вообще может произойти интересное. Уровень женских гормонов в целом снижается, да. А мужских — нет, и на фоне снижение женских тестостерон может иметь больше веса в женском организме, чем раньше. А именно он отвечает за половое влечение у обоих (!) полов. Что, думаете, может произойти с влечением? Оно может и возрасти.

Понятно, что я далек от мысли построить такую же упрощенную проводку типа «всегда», «однозначно» и т. д. Нет, потому что половое влечение тоже не одним тестостероном живо. Однако такие случаи, когда сексуальная активность в период менопаузы только возрастала, известны мне на практике в количестве, достаточном для выводов.

Еще одно наблюдение из последнего времени, в тот период, когда с подобными проблемами я уже работал тонкими способами. Так вот, пока я пытался, например, поднять уровень какого-то гормона, например, того же эстрогена в женском организме, результат был не очень убедительным, хотя легче определенно становилось. Но когда я стал больше акцентировать даже не конкретные гормоны, а именно их взаимодействие, баланс — вот тут работа пошла куда быстрее и, можно сказать, веселее. Из чего я однозначно делаю вывод, что «натягивать» гормоны, пытаясь вернуть организм в некое былое состояние, бессмысленно. А вот помогать телу адаптироваться к новому состоянию максимально гармонично, сохраняя качество жизни, — вполне реально и в этом процессе рулит именно баланс, а не конкретные показатели отдельных гормонов. Собственно, я бы сказал, что те симптомы, которые в большинстве влияют на то самое качество жизни, связаны именно с временной дезадаптацией (прежде всего психологической), но и физической тоже, к переменам.

А еще в процессе диагностики (которая, безусловно, при тонкоэнергетической работе не менее важна, чем в классической медицине) выяснялось, что далеко не все симптомы, на которые люди жаловались, и правда можно было отнести к собственно тому, что связано с половыми гормонами. Например, проблемы сердечно-сосудистой системы, которые в этом возрасте врачи не глядя отнесли к симптомам климакса, тем не менее, были совсем не с ним связаны в моей картине. И вместо работы с гормонами я начал делать совсем другие вещи, а практика показала, что такой подход и был единственно правильным, потому что в случае нескольких людей дал результат именно он. При том что они сами и врачи были уверены: происходящее с сердцем — неизбежное следствие падения уровня половых гормонов. Однако на практике оказалось совсем иное.

Совсем иное может оказаться в довольно большом количестве случаев. В том числе потому, что возраст к пятидесяти — это тот возраст, в котором максимально понятно, как именно мы сами выстраивали отношения с организмом, какой образ жизни вели и чем это нам сейчас аукнулось. Раньше этого периода человек как-то еще может «ехать» на исходно неплохом запасе организма (если таковой имеется, если же нет — чаще такие люди как раз раньше начинают заниматься своим здоровьем и нередко даже в каком-то смысле выигрывают у тех, кто обладал хорошими данными на входе, но собой нисколько не занимался). Позже уже не получается на чисто генетических ресурсах ехать, и на первый план выходит то, как мы сами с организмом обращались.

Кстати, объяснения такого или другого течения климакса одной только генетикой, от которой якобы «никуда не денешься», скорее выглядит для меня оправданием бессилия (или нежелания собой заниматься). Потому что на деле генетика нас не определяет настолько, что «вот прямо ничего нельзя сделать». Вдумайтесь, что такое гены? Информация прежде всего. Закрепленная в физическом носителе.

Что интересно, мы говорим «генетический код человека», подразумевая, что код — это специальным образом зафиксированная информация, выполняющая некую программу (в компьютерном языке значение аналогично).

А кто сказал, что информацией нельзя управлять? Переписать, то есть внести изменения в код?

Жизнь после 50: ограничения — в нашей голове

Два хороших вопроса, которые себе можно задать:

  1. Что я на самом деле хочу дальше от жизни и чем именно (каков источник моих желаний, на что я внутри себя в этом опираюсь)?
  2. Что мне реально мешает осуществлять это?

И вот ступор нередко случается уже на первом вопросе. Потому что хотеть после пятидесяти, оказывается, практически нельзя. С этим пунктом есть смысл разбираться отдельно, потому что часто хотеть не получается именно из-за этих установок.

Не раз слышал за весь период практики от людей этого возраста о том, что «хотелось бы наверное, но куда мне?» Здесь всегда всплывает стыд — «в нашем возрасте будет выглядеть смешно, если…» и «что скажут», но главное, по сути, даже не в этом, а во внутреннем запрете себе же.

Выглядит он схематично так: «я сам/сама себя буду осуждать, если буду отличаться от…» Т.е., по сути, получается, что «я смогу себя одобрять, только если буду соответствовать представлениям большинства о том, что мне положено или нет».

И тогда получается, что мы говорим о ситуации «выглядеть ценнее, чем быть». Вопрос сакраментальный, да, известный всей философской и психологической традиции — казаться или быть?

Но давайте на примере. Вот взять тот же секс, который обычно в представлении многих грозит напрочь закончиться в этом возрасте (хотя на деле организм не запрещает — ни гормоны, ни психика, ни прочие якобы обязательные болезни).

Что там на деле происходит? Мы или чувствуем, или нет. Секс — это чувства и ощущения. Или человек чувствует прикосновение, или он его не чувствует. Но в такие моменты (и в принципе относительно темы секса) чаще пытаются подумать о том, как они выглядят.

Однако это что, приносит удовольствие? Вы в состоянии испытать оргазм от того, что в зеркале соответствуете канонам, в этом обществе принятым? Вам станет разве что слегка приятно от возможности себя одобрить. Но можно ли этим наслаждаться вот так, чувственно, на уровне ощущений?

На деле — нет. Даже те, кто вовсю врет, что «мужчины любят глазами», тем не менее, замечают, что все же не глазами мы сексом занимаемся и оргазм не от взглядов (тем более на себя) испытываем. Правда, говорят, Нарцисс так умел. Но вряд ли вы хотели бы стать Нарциссом, он ведь к тому же один наслаждался.

А с глазами тут еще такая история. Все, кто якобы «любит глазами» (и только), чаще всего вас не любят. Ну, просто потому, что тогда они больше озабочены впечатлением, производимым на других, и различными социальными соответствиями.

Я нередко в рамках семейных консультаций был свидетелем ситуаций, когда мужчина женился на женщине, которую якобы любил глазами, просто потому, что она «в тренде». Чтобы выглядеть более социально успешным в глазах прочих.

А потом часто появлялась любовница. Совсем не похожая на жену и «не в тренде». И все окружение мужчины, увидев в итоге, кого он выбрал себе в качестве пассии, недоумевало: ну жена же модель прямо, что ему не нравилось-то?

Ну, потому что обмануть себя крайне сложно. Еще раз: секс — это ощущения и чувства. А социальный тренд… нет, от него толком в теле и эмоциях ничего не заводится, если по-настоящему. И «секс с картинкой», который на деле внутри самого тела и эмоций толком не отзывается, потому что «про другое», быстро себя исчерпывает.

Удовлетворение от социального соответствия в таком случае возможно, конечно, а вот настоящий, чувственный и наполненный удовольствием секс бывает только там, где партнер соответствует потребностям, которые вытекают из тела и чувств, а не из социальных требований и желания кому-то что-то доказать (не упасть в грязь лицом, выглядеть успешным, и даже порой желательно вызывать зависть у окружения и т. д.).

Вкусы у нас все же разные, так как разнообразие выборов — в том числе залог выживания вида человеческого, поэтому и предпочтения могут быть разные. И невозможно получать удовольствие от социального соответствия там, где на деле управляют процессом прежде всего другие мотивы.

Если мы осмыслим суть потребностей и попытаемся отделить их от социальных рамок, то получится, что партнер, по сути, может соответствовать этим потребностям в любом возрасте.

Ощущения ваши — на месте. Способность получать удовольствие — тоже. И на деле вы еще не развалились, и песок из вас вот прямо в кровать не сыплется. Чувствовать вы можете все так же, и даже лучше (особенно если возраст пришел не один и вы глубже изучили себя, свои реакции и свои собственные приоритеты). Так причем здесь то, что вы выглядите уже не на двадцать? И чем это плохо к тому же?

История о недовольстве собственной внешностью порой в моей практике решалась так: я просил человека провести эксперимент. Суть его была в том, чтобы отключиться полностью от визуально-оценочного восприятия. Для этого выделялось время на условный ретрит (хотя бы день, а лучше — несколько), которое можно было провести как угодно, только с условиями:

  • без зеркал (вообще, да, чтоб никаких, большинство действий мы можем совершить и без них);
  • минимум одежды, если совсем без нее никак — желательно подобрать удобную, мягкую, никак не сковывающую движения, вариант без одежды (ну или только белье) — в целом получше, потому что дает более сильное восприятие тела непосредственно, но тут придется учитывать климат и условия жизни;
  • максимальная концентрация на ощущениях — тактильных, ощущениях от собственного тела как такового (а не как оно выглядит).

И потом я задавал вопрос: а как вам было в этот период в собственном теле? Отличалось ли от вашего обычного восприятия себя в теле? И чаще всего слышал: «небо и земля». Ну да, потому что именно контакт с собственным телом и ощущениями просто выпадал за постоянным сравнением себя (не в свою пользу обычно, вне зависимости от «объективных данных») и фиксацией исключительно на внешнем восприятии. Ощущения из этого часто в принципе выпадали.

Так что в нашем прекрасном возрасте как раз самое время задуматься, и лучше — не только теоретически, о ваших реальных ощущениях, и прежде всего об ощущениях тела. Часто ведь именно в этом периоде и начинается совсем уж тяжкая фиксация на внешнем факторе, который в общем-то имеет мало отношения к тому, что вы на деле способны хотеть, чувствовать и ощущать.

О реальной математике жизни и ненужной зависимости

Помочь себе сформировать критическое отношение к культурным установкам можно даже чисто математически, рассмотрев реальные цифры сроков жизни и не прикрытую социальными интерпретациями динамику самого тела.

Средний срок жизни человека на земле сейчас — около 80 лет. Первые 20 лет эту жизнь сложно назвать жизнью как таковой: человек себя не осознает, ничего к тому же толком не помнит, тотально зависим от родителей, выборов никаких сделать не может. Скорее уж этот период можно было бы назвать недожизнью — без всякого неуважения к детству. Оно, конечно, оставляет у некоторых людей приятные ощущения, но человек в этом периоде — все равно пока еще заготовка для жизни, в которой он, уже будучи взрослым, способен будет что-то за себя решать.

Выходит, что всерьез решать можно едва к двадцати. Получается при этом далеко не у всех, для многих зависимость от родителей тянется и дольше. Но пусть будет до двадцати. Теперь известный водораздел — пятьдесят. Сколько тут у нас получается лет взрослой жизни? Тридцать. А от водораздела до конца среднего срока жизни сколько? Те же тридцать. Идеологов дожития хочется обычно спросить: вас ничего не смущает? Ведь само тело (внимание!) способно жить еще столько же, сколько жило до этого водораздела, те же тридцать лет. Которые могут быть не менее взрослыми, интересными и полноценными, чем были до этого.

Но обычно в этом месте люди говорят о том, что «уже не то», и «куда уж мне», и «разве можно вот это хотеть после…»

По факту на деле само тело проходит перестройку. Можно ли ее отменить? Очевидно, нет. Вопрос, для чего она проходится. Для того, чтобы еще жить — столько же взрослой жизни, сколько уже прожито до этой трансформации, и ведь не факт, что даже и не больше получится. То есть тело чаще всего даже и не собирается начинать прямо умирать. Оно перестраивается для того, чтобы дальше жить несколько в ином режиме.

Если на него, опять же, посмотреть непредвзято, то…

Вспоминаю слова одной клиентки, которая открыто говорила о том, что наконец-то она отдохнет от всех этих опасений по поводу беременности, да и меньше будет ее эта тема вообще беспокоить, и можно будет больше уделять внимания… и так далее. Редко встретишь такой взгляд, в котором трансформация организма не воспринимается как трагедия, которая пожизненно запишет эту женщину в «неликвид». И редко видишь, как внутри возникает список того, что теперь можно себе позволить и что стало более доступным, а не наоборот — список одних лишь утрат, изрядная часть которых и до того была лишь гипотетической. Например, если из этой позиции говорить о шансах на отношения, которые от возраста зависят только в нашей голове.

Иногда мне хочется сказать весьма ироничным тоном: в жизни вообще, знаете, так много всего интересного кроме больного вопроса о том, какие у меня отношения и какой секс, и сколько женщин/мужчин по-прежнему обращают на меня внимание…

Но часто тут хочется сочувствовать, а не иронизировать, потому что нередко и сам человек, в общем-то, не рад так смотреть на вещи, но ему сложно противостоять идее сверхценности отношений в жизни, которая весьма жестко довлеет в этой культуре. Ведь нередко в подобном обществе человек, который занялся культурой, путешествиями, дружбами, раскачивает профессиональные проекты, углубляется в свои хобби и, возможно, даже больше уделяет внимания собственному физическому развитию и здоровью, чем было раньше, маркируется при этом «неполноценным». Можно было услышать: «ну да, что ж теперь ему делать-то, в его пятьдесят пять…»

А в жизни кроме темы отношений/секса/размножения и правда больше ничего нет? Любая зацикленность на одной теме — это зависимость, а зависимость имеет нехорошие такие последствия, например абстинентный синдром. И вот тут самое интересное…

Если вы откроете любую медицинскую статью на тему климакса и такого явления, как приливы, то вы узнаете, что картина подобного вегетативного криза — со скачками температуры, тахикардией, лихорадкой без температуры, головокружением и бессонницей — типична для многих вариантов абстинентного синдрома в случае, например, алкогольной или героиновой зависимости.

В общем-то, снижение уровня гормонов в ряде случаев и правда может вызвать нечто вроде синдрома отмены, потому что некоторые структуры нашего организма, испытывая какое-то время дефицит гормонов, действительно способны вести себя как зависимые, которых лишили привычной дозы. Но вопрос, насколько это будет тяжело проходить.

И вот тут психологическая зависимость от представлений о сверхценности репродуктивной сферы и сферы отношений в связи с ней играет на существенное усиление той самой абстиненции. Для организма — лишь «закончилось поступление определенных веществ в ранее привычных дозах, адаптируемся к новому балансу». Для головы – «все пропало шеф, все пропало, жизнь кончена, дальше — один мрак и беспросветная старость». Естественно, при таком внутреннем настрое абстиненция рискует быть очень лютой.

Нисколько не хочу умалять в принципе важность отношений. Однако если обойтись без жесткой привязки их к детородным функциям, то отношениям никто не мешает быть отношениями — ценными, важными, наполненными близостью, совместными чувствами, нежностью и заботой. И на деле не ясно, как тут может помешать перестройка организма. Но совсем иной картина предстает тогда, когда вопрос именно деторождения становится исключительным смыслом жизни, а фертильность — залогом шанса на отношения. При этом нередко, например у женщин после сорока пяти, речь не идет о реальном желании родить еще парочку детей. Речь идет о некоем потенциале (то есть пока я потенциально могу родить, я еще сколько-то интересна мужчинам).

При этом сами женщины не раз говорят о том, что мужчины-то далеко не всегда рвутся к отцовству. И сколько мы имеем бесконечных процессов насчет алиментов и безответственных отцов? И зачем им так нужна была ваша фертильность, хочется спросить? Особенно ближе к пятидесяти? Но тут такая «логика»: да, дети нередко им и не нужны, но фертильность должна быть, потому что она фактически равна привлекательности. Опять хочется спросить: ничего не смущает? Но нет, потому что британские ученые доказали, что…

Что, видимо, человек за все это время развития своего от обезьяны далеко не ушел, потому что, по мнению британских ученых, он все еще пользуется совершенно аналогичными животному миру настройками.

Принципиальная разница не в том, что человек может вообще «забить» на отношения, в отличие от животных, у которых инстинктивные программы не оставляют выбора, спариваться или нет в определенное время, покуда имеется та самая фертильность. Принципиальная разница в том, что жизнь человека не сводима к размножению и только к выживанию, и тем более вида, а не индивидуальности.

Человек, конечно, существо социальное, но в случае человека эта социальность призвана также развивать индивидуальность, а не только поддерживать выживание вида. И поэтому жизнь человека как минимум позволяет ему разнообразное развитие, как и многогранные отношения, и различные виды деятельности, и чередование разных форм, и поиски, и выборы. Но куда себя отнести — к человеку со всеми этими правами или к обезьяне с одной ключевой идеей выживания вида — каждый, видимо, должен для себя решить сам, потому что право выбора заменяет у человека инстинкты, и выбирать все равно придется, даже если неосознанно.

Информация внутри вашего тела и  реальная суть перестройки

Если смотреть на эту историю с тонкого уровня, то мы увидим следующую логику. Любой процесс в организме — программа. Часть программ в человека заложена на уровне создания тела — без них оно просто не заведется. К таким программам относятся жизнеобеспечивающие и регулирующие его процессы, например дыхание, глотание, реакции на боль, программы роста/закрытия роста, и, как вы уже поняли, сюда же относятся ритмы выработки гормонов и программа закрытия репродуктивной функции в определенных возрастных рамках.

Второй тип программ — более регулируемые сознанием человека, например программы культуры. Среди прочего они предписывают, когда положено стареть и даже умирать (и большинством это соблюдается в целом, без внутренней рефлексии, потому что программы второго типа человек часто путает с программами первого).

Неоднократно залезая людям в гипофиз и рассматривая его программы вокруг мено-/андропаузы и старения, я обнаруживал чаще всего именно путаницу.

Есть ведь существенная разница между программой «прекращается выработка неких веществ в прежнем объеме и происходит перестройка химического баланса» и программой «это означает конец жизни в плане всего здоровья, ведет к беспросветным болезням и неизбежной страшной старости».

«Страшная старость», как вы, думаю, уже поняли, — это тоже культурная программа. Старость может не иметь той коннотации, которая у нее есть в этой культуре, и может не быть столь жестко ассоциирована с букетом болезней, немощью и внешней непривлекательностью, но поддерживать или нет подобные ассоциации — такой выбор делает только сам человек, сознательно или бессознательно. Но даже в последнем случае выбор отменить все равно не получится.

Что мы имеем в сухом остатке? Что по факту организм в этот период проходит перестройку и адаптируется к новому (и на многие дальнейшие годы актуальному) химическому балансу.

Как это должно быть, так скажем, в максимально гармоничном виде?

Включим логику. Если суть процесса — в изменении химического состава тела, чтобы прекратить репродуктивную деятельность (так и хочется сказать «и дать человеку время пожить наконец для себя!»), то тело должно адаптироваться к этому, а значит, состав и баланс веществ в организме должны меняться.

Что обычно мы наблюдаем? Снижение выработки в женском организме эстрогена и прогестерона, в мужском — продукции тестостерона. Понятно, что этим все не ограничивается, и в том числе потому, что это тянет за собой прочие системы организма.

Простой пример: нередко женщинам предрекают масштабную потерю кальция, потерю прочности костей и дальнейшее ограничение подвижности в силу увеличивающейся хрупкости костей. Вопрос: а что, нельзя восполнить кальций? То есть отреагировать на это так: каждому возрасту — своя диета и свои условия, и то, что мы в себя загружаем в виде еды, должно содержать актуальные для текущих нужд организма вещества и микроэлементы.

То, чем еще пугают, я даже перечислять не хочу, важно другое: что часто не предлагается никаких конструктивных выходов. И я не имею в виду, что те же врачи не предлагают восполнить дефицит. Предлагают, но часто это выглядит так: «Ну что вы хотите, у вас возраст, поэтом придется ограничить… смириться… уже ничего не сделать… старость не радость».

Хочется сказать: простите, но мы всю жизнь вынуждены адаптироваться к разным состояниям, фазам развития организма. Не бывает такой жизни, чтобы тело вообще не нуждалось в изменении режима питания, движения, прочих настроек отношения к себе с учетом возраста (а возраст — это не только про старость, возраст юный, например, требует определенных веществ для роста, при том что позже, в зрелом возрасте, человек уже не нуждается как минимум в таком их количестве, но сам порой этого не замечает, и т. д.).

Как будто идеальное состояние тела — это такое, когда о нем можно вообще не помнить и оно «просто работает». Ага, так, что вы даже его не замечаете.

Но на деле так не бывает. И поэтому (я бы сказал — особенно) в период гормональной перестройки человеку «прилетает» все то небрежение к телу, которое он практиковал всю свою молодость.

Получили — распишитесь. Тяжелое течение климакса или андропаузы — чаще всего прямое следствие не возраста как такового, а отсутствия внимания к телу на протяжении длительного времени, нежелания вообще думать о смене режимов, требование «чтоб оно просто работало и ничем не беспокоило». Как следствие — в любые периоды перестройки оно выдаст вам максимум своего негодования на тему небрежения к нему в течение жизни.

Однако и это совсем не приговор. И о том, что, собственно, делать даже там, где вы, оборачиваясь назад, понимаете, что этого внимания было мало, поговорим дальше.

А сейчас хочется заметить вот еще что.

Есть болезни, которые сигнализируют о поломке в организме, которую надо чинить. А есть процессы, которые я бы назвал выбаливанием. Яркий пример — рост зубов. Разве это не нормальный процесс? Конечно, нормальный, неизбежный и нужный. Но он сопровождается болью. А чинить тут нечего — разве что пытаться хоть сколько-то ситуативно уменьшить боль. Но считать ее маркером какого-то ужасного заболевания и вообще патологии нет смысла.

Так вот, по сути, климакс/андропауза — это то самое выбаливание процесса, а не патология. Вопрос в том, что само тело в этот момент говорит о том, что идет процесс перестройки и ему нужно помочь. Но не «купировать» или тем более не «устранить».

Как помочь себе в период менопаузы/андропаузы: тело

Тему о том, как себе помочь во время перестройки организма, как вы помните, можно рассматривать в нескольких ракурсах: физическом, психологическом и полевом, то есть с точки зрения тонкого слоя. И начнем мы обсуждение практической части с физики.

Уже понятно, что вследствие изменения картины поступающих в кровь гормонов меняются и прочие химические настройки организма, а значит, и состояние внутренних органов, перераспределяется нагрузка и выстраиваются новые балансы.

Но тут есть очень важный момент: новый баланс организма — это не тотальное обрушение, это именно иное соотношение сторон в общем равновесии, которое называется дальнейшей жизнью.

Например, человек растет и ему нужно много белка для строительства тканей тела. Но когда он расти перестает, ему уже не нужно столько белка. Вопрос: в каком-то из состояний человек разве тотально болен и неполноценен? Нет, он просто в разных фазах своего баланса, когда ему десять или пятьдесят. Поэтому подходить к этой теме есть смысл именно с такой внутренней установкой: вы не лечите болезнь как таковую, вы выстраиваете новое равновесие.

А для начала хорошо бы понять, чего именно в новом состоянии организму может не хватать, в каких веществах он нуждается и как именно вы могли бы это восполнить.

В идеале (что случается крайне редко) тело само может дать это понять. Как человек, давно к нему прислушивавшийся и профессионально учившийся улавливать и интерпретировать максимально четко его сигналы, я могу этот вариант описывать из непосредственного опыта.

Например, в определенный момент меня просто неудержимо потянуло на орехи, конкретно — грецкие и фисташки. При внимательном рассмотрении состава стало ясно, что эти орехи — буквально список всех веществ, необходимых для максимальной поддержки организма в период наступающей гормональной перестройки.

Тут и необходимый организму витаминный комплекс (особенно хороша в орехах группа В, калий и магний, поддерживающие работу сердца и ЦНС), и антиоксиданты, замедляющие процессы старения, и некоторые вещества, влияющие как раз на гормоны, в частности щитовидной железы и эпифиза, что, в свою очередь влияет на состояние психики, все той же нервной системы, ритмы сна.

Но, понятно, не всегда тело подскажет вам само, если вы к нему не особенно прислушивались всю молодость. Не страшно, сейчас самое время хотя бы начать, а относительно подходящих продуктов — осмыслять информацию рационально, пробовать на практике и развивать чувствительность к телесной информации.

Есть вещи, которые здесь из физического поля, я бы сказал, обязательны, хотя понятно, что индивидуальные нюансы всегда существуют. Но есть вещи даже статистически уже очевидные.

Например, то, что в этом периоде организму нужно больше кальция, хотя его употребление в качестве отдельной добавки должно быть разумным — учитывать придется и состояние почек, избыток кальция в организме может способствовать образованию камней.

Или, например, увеличивающаяся нагрузка на ЦНС и сердечно-сосудистую систему требует витаминов группы В и некоторых других, которые поддерживают работу этих систем на особенно активный период.

Есть, например, фитоэстрогены, которые помогают избежать слишком резких скачков гормонального фона в период перестройки женского организма, а также БАДы, поддерживающие щитовидную железу.

Перечислять все возможные способы поддержки организма не было изначальной целью, я скорее обозначаю направление мысли, а вот конкретные рекомендации считаю возможным давать только в индивидуальном формате. Мой подход предполагает сочетание тонкой диагностики и соответствующего лечение, а уже под картину конкретного организма можно подбирать комплекс добавок и вообще режим питания более прицельно.

Есть еще несколько вещей, которые точно можно отнести к рекомендованным, и одна из них — движение. Люди нередко, наоборот, сворачивают в такой период всю активность, потому что нередко чувствуют периоды недомогания, слабости, сердцебиения, не говоря уж об известных приливах, и все это порой ведет к отказу от физической активности в стиле «куда уж мне».

Однако в этой ситуации как раз лучше хоть лежа, но сделать хоть какой-то комплекс упражнений из посильного, выйти на прогулку, пусть и медленным пока темпом, главное — не натягивать себя на рекорды и не сравнивать со спортивными достижениями двадцатилетней давности.

Я уже не раз наблюдал тех, кто к шестидесяти даже переплюнул свои достижения молодости, однако для этого потребовалось не отказываться от движения именно в период начала гормональной перестройки и даже пусть и постепенно, но увеличивать его место в жизни.

Регулярная физкультура, как бы ни было это утверждение банальным, тем не менее, все равно остается средством номер один в регуляции работы как нервной, так и сердечно-сосудистой системы, начиная от тренировки самой сердечной мышцы и заканчивая выработкой мозгом эндорфинов, которые как раз создают достаточно психической стабильности и удовлетворенности в самоощущении человека. И именно в означенный период оно крайне важно.

Кстати, интересный факт по поводу приливов: их считают крайне негативным симптомом, но, что интересно, в большинстве случаев они как раз могут быть свидетельством нормальной работы сердца и кровообращения. Такие «тепловые атаки» тренируют сердце и сосуды, увеличивая кровоснабжение жизненно-важных органов. То есть, по сути, сам факт наличия приливов говорит о том, что система реагирует адекватно и способна выстроить новый баланс.

Понятно, что есть и нечто, вызывающее эти скачки регуляции. Например, в силу снижения половых гормонов за счет компенсаторных механизмов надпочечники выдают в организм больше адреналина и норадреналина, что, в свою очередь, провоцирует сужение сосудов и ускоряет сердцебиение, а это вызывает спазмы периферических сосудов с повышением артериального давления.

Что интересно, я не раз уже наблюдал, как людям в этом возрасте (особенно мужчинам, чью гормональную перестройку и сами они, и врачи не то чтобы принимают всерьез, а симптомы у нее, меж тем, бывают не менее яркими и тяжелыми для организма, чем в женском варианте) начинали активно лечить сердце и ставить сердечные диагнозы, но никто при этом не пытался разобраться в гормональной системе, а даже если эти вопросы затрагивались, то в ракурсе уже знакомом: «Ну а что делать-то, у вас возраст».

И единственным выходом, если его так вообще можно было бы назвать, могла бы быть заместительная гормональная терапия, но ее рекомендуют не всем, да и не редок страх, связанный с идеей о том, что прием гормонов может спровоцировать рак.

Эта история для меня лично совсем не является очевидной, но я бы назвал ЗГТ довольно спорной идеей, которая, безусловно, может помочь при совсем тяжелых симптомах, которые очень желательно купировать срочно, и в данном случае риски ниже, чем польза. Однако не получится долго натягивать организм на молодую норму, и поступление гормонов извне нередко является провоцирующим фактором для развития некоторых других заболеваний и симптомов. Например, в моей практике к такому приему гормонов нередко плюсуются нарушения в работе поджелудочной железы, надпочечников — это прежде всего из того, о чем есть наблюдения уже в опыте.

Да, на гормоны трудно воздействовать химически, не затрагивая прочие системы организма, именно поэтому в работе с этими состояниями я прежде всего действую через тонкоэнергетические практики, а также вместе с человеком после анализа ситуации и просмотра его поля мы вместе решаем, что из менее жестких, то есть более натуральных средств, мы можем подключить к энергетическому лечению. Сюда же входит и анализ недостающих веществ, исследование возможных рисков для прочих органов, и, как следствие, фактически формируется новый образ жизни, который и призван поддерживать равновесие организма на следующем этапе.

Но и это не все, конечно. Потому что без определенных осознаний и изменения внутренней картины тут тоже не обойдешься. О восприятии ситуации с возрастом и изменениями через призму культуры я уже немало писал, но сейчас мы поговорим о психической составляющей более подробно, а также о тонком лечении и его принципах применительно к обсуждаемой задаче.

Как помочь себе в период менопаузы/андропаузы: отношение к себе

 

Первая вещь, которая мне кажется очевидной: если у вас возникают тяжелые симптомы перестройки, то это повод серьезно задуматься о степени вашего контакта с телом и степени внимания, которое вы способны ему уделять.

Нередко тяжелое течение менопаузы принято списывать исключительно на наследственность, а про андропаузу тут даже говорить сложно, потому что мужчины, как правило, «ничего не знают ни о каких таких процессах в мужской части семьи». Чаще всплывают вопросы сердечно-сосудистых заболеваний и тяжелые наследственные факторы, которые невозможно скрыть, но к гормональной перестройке это, как правило, не относится.

На деле проявление в роду того или иного заболевания, которое было зафиксировано у старших, — это совсем не линейная закономерность. То есть проявление чего-либо у человека нередко зависит от самого его отношения к себе, особенно если речь не о состояниях, проявляющихся в детстве, а о тех, что возникли намного позже.

В моей практике немало примеров того, что люди не наследовали практически никаких имеющихся в семье болезней, и наоборот, есть те, кто собрал весь букет заболеваний нескольких поколений, казалось, взял буквально все недоброе, что в роду можно было найти, при том что родной брат или сестра этого человека ничего похожего не нажили за уже прожитый отрезок.

Не хочется категорично утверждать, что «абсолютно все зависит от вашего отношения к себе» в плане появления более или менее тяжелой картины гормональной перестройки, однако зависит все же немало.

Человек, который привык жить исключительно «в голове», а тело воспринимать как «подставку для ума», чье назначение — не отсвечивать лишний раз, грубо говоря, и вообще появляться в поле осознания только с целью получения удовольствия, будет неприятно удивлен более ощутимым столкновением с реальностью тела. Потому что оно не машина, которую можно сдать на техническое обслуживание и особо не вникать, что именно там чинили, «главное, чтоб ездила».

С телом так не получится, оно на деле сильно связано с сознанием, и если работа сознания человеком слабо осознается, то рулить и им, и телом будут процессы бессознательные. Не получится отменить связку сознания с телом, а значит, и влияние любых психических процессов на тело, во что бы вы ни верили. А незнание закона тут скорее ответственности добавит, чем от нее освободит.

Мы не раз проводили эксперименты с клиентами: во многих случаях даже сильная боль могла уйти или как минимум стать намного менее интенсивной при одном лишь условии — внимании сознания, направленного в зону боли/дискомфорта.

Соответственно, начиная уделять внимание телу и стараясь его услышать, мы направляем внимание в некую его зону и на определенное состояние. Мы можем не только принять информацию от тела (и тем самым, в свою очередь, ему дать сигнал о нашем понимании), но даже осуществить какие-то конкретные действия, о возможности которых раньше можно было бы только догадываться, не понимая толком, что происходит с организмом. А если сведения получены не от тела, а, например, исключительно из цифр анализов, то тогда они будут информацией, не имеющей никакой связи с телом.

Я не обесцениваю сами анализы, но на деле многие разумные в моем понимании врачи сами говорили о том, что принятый в современной медицине единоразовый забор анализов — информация, можно сказать, ни о чем. Вот если бы анализы сдавались ежедневно на протяжении хотя бы месяца, к тому же в разное время суток, то…

Но так никто не делает. А попытка судить по разовому заходу сродни тычку пальцем в небо. К тому же если у вас нет никаких симптомов, то очень опрометчиво начинать «лечить анализы», а не реальное недомогание. И, честно, я не раз лично был свидетелем историй со своими клиентами, когда им внушали идею о том, что они чем-то больны (на основании только цифр, в которых сами люди разбирались слабо), дальше подписывали на дорогие исследования, а порой и на лечение, которое на деле организму было не особенно нужно, и получалось «ничего не лечим, остальное калечим».

Не утверждаю, что попытки ранней диагностики ряда заболеваний техническими средствами не имеет никакого смысла, но, тем не менее, на практике вижу, что относиться к цифрам, которые никакими ощущениями не подкреплены, лучше без фанатизма и слепой веры. А вот начинать раскачивать доверие собственному телу и способность его слышать — самое время, потому что чем вы старше, тем меньше адекватного внимания вы будете получать от медицины, многое будет просто списано на тот самый возраст.

Чаще, если человек плохо слышит сигналы тела, оно как раз начинает всеми доступными ему способами увеличивать тяжелую симптоматику по принципу «раз сознание не понимает относительно тихо, сейчас заору погромче». И наоборот, если слышание тела достаточно глубокое, то и острой симптоматики с целью донесения информации будет куда меньше.

По сути, отношения с телом — это ваше отношение к себе. Но помимо культурной парадигмы, которая фактически обесценивает вашу жизнь вне темы фертильности, есть еще личный психологический слой. И он не только в том, насколько вы готовы (или нет) избавляться от навязанного обществом стереотипа о дожитии после окончания периода возможного деторождения.

А в том еще, насколько вы в состоянии вообще слышать собственные желания и иметь интересы. Часто в этом возрасте человек обнаруживает, что пусть и не во всем, но в каких-то существенных частях своей жизни жил для себя порой не настолько, насколько хотел на самом деле. И часто понять это помогает тот самый возраст, когда перед вами встает перспектива: или сейчас, или уже никогда. Что справедливо, потому что, действительно, какие-то вещи не поздно и к семидесяти только начинать, но если у вас к собственным желаниям и интересам отношение в стиле «не жили богато, нечего и начинать», то к семидесяти вы, скорее всего, рискуете заплесневеть за телевизором и превратиться в нечто совершенно уже бессознательное, увы.

В этом возрасте и встает, пожалуй, острее всего вопрос о жизни для себя и реализации собственных желаний. Что интересно, неврологи и прочие исследователи работы мозга и высшей нервной деятельности человека уже не раз публиковали результаты исследований, говорившие о том, что постоянное изучение нового и расширяющая рамки привычного ментальная активность позволяют мозгу продолжать строить новые нейронные связи, а пока происходит этот процесс, мозг не стареет или по крайней мере стареет значительно медленнее.

Все мы, полагаю, знаем не одного человека, дожившего до весьма почтенных лет в здравом уме и весьма активным — как в социуме, так и в личных отношениях, своих увлечениях, интересах и так далее. И при этом знаем массу других, кто уже к семидесяти выдавал все признаки деменции, а к финалу становился и вовсе невменяем, да и нетранспортабелен.

Но в силу культурной парадигмы становится сложно и даже стыдно хотеть. И вот этот вопрос вам придется решать довольно радикально, если хочется жить долго и на самом деле счастливо. С кем вы останетесь, на чьей вы будете стороне? На стороне общественного одобрения или же на своей?

И тут самое время вспомнить о вашей самооценке, точнее даже о самоценности. Все популярные и привычные смыслы, скорее всего, в вашей жизни так или иначе реализованы: или есть дети, которые уже более-менее выросли, или вы уже давно решили для себя этот вопрос их осознанным отсутствием; вы уже что-то сделали в своей профессии, в той или иной степени нашли себя в обществе, как-то обустроились, даже, возможно, вполне обеспечены и создали себе хоть какую-то финансовую подушку. А если вы не считаете, что вполне состоялись в той же профессии, вас, возможно, ждет новый рубеж в ней или вы сами предполагаете, что могли бы заняться чем-то еще.

В чем ваша человеческая ценность, помимо способности произвести детей или добиться определенных успехов и состояться в профессии, заработать на что-то?

Но признание своей ценности к пятидесяти, оказывается, задача даже сложнее, чем в тридцать. Мешает, конечно, не только сама по себе культурная парадигма, обесценивающая жизнь вне репродуктивной деятельности, но еще и собственная обескураженность человека, который, возможно, не очень ясно смотрел в самого себя, как в тело, так и в собственную психику, а поэтому порой очертить реальные границы собственных способностей, желаний, возможностей нормально не успел, а тут еще и болезни навалились. И наступает такое разочарование в жизни, которое не только культурой кодировано.

И часто кажется: «Ну куда уже, не успеть…»

Но в этом месте я предлагаю обычно вспомнить математику про «те же 30 лет сознательной жизни что до этого рубежа, что после».

И тут важно упомянуть вот о чем: раньше вы могли во многом жить результатами и достижениями, что весьма популярно как раз в культурной парадигме. Но, вполне вероятно, недостаточно внимания уделяли процессу. И теперь самое время, потому что к этому возрасту вы вполне можете уже понимать: не все измеряется достижениями, в одну жизнь не впихнешь все, что могло нафантазировать сознание, но при этом вы продолжаете жить в процессе, и именно сейчас вы можете на него обратить внимание.

И тогда вопрос будет не в том, «как мне успеть достичь за оставшийся период с учетом еще и здоровья», а в том, «как быть счастливым каждый день и что конкретно мне интересно в ближайшей перспективе, какой процесс будет наполнять меня по-настоящему в ближайшее время».

И тут вполне может оказаться, что болезни не так страшны, как поначалу казалось при сравнении с неким «молодым идеалом», который, как правило, существовал все равно лишь в голове, и что у вас есть интересы и цели, и что есть на деле то, что волнует, трогает, за чем хочется идти, и что у вас по-прежнему не исчезла способность чувствовать, ощущать и стремиться.

Способность глубже повернуться к своему «сейчас», как и внимание к телу, может инициировать довольно серьезную трансформацию, о которой потом вы будете вспоминать с радостью, а не с чувством утраты, с которым многие нередко и вступают в этот возраст — и так и не выходят из состояния хронических похорон своей жизни.

Все эти вопросы я, безусловно, ставлю перед человеком, который обращается с темами гормональной перестройки за лечением симптомов, и, помимо самого лечения, мы выстраиваем и направление осознаний, и вопросы, над которыми точно стоит задуматься в ближайшей перспективе, решаем, что можно и нужно изменить в режиме питания и образе жизни, и вместе с тонкоэнергетическим лечением это дает достаточный результат.

Тонкоэнергетическое лечение менопаузы/андропаузы

Что касается самого тонкого лечения, то тут я хочу отметить один момент: вся моя работа по теме гормональной перестройки организма исходит из идеи баланса.

Современная медицина не может в этой теме предложить ни одного балансировочного средства. Нет таких «таблеток для баланса». Повысить, понизить можно уровень лишь некоторых гормонов, и, как правило, не в совокупности, а изолированно.

Однако после повышения/понижения уровня одного гормона часто совершенно нереально отследить, какое именно влияние это искусственное вливание окажет на весь остальной баланс эндокринной системы. Центральный координатор, гипофиз, на деле трудно поддается коррекции с помощью химических средств, а особенно трудно отследить его реакции на сторонние гормональные вбросы.

Например, вы пытались повысить уровень эстрогенов посредством ЗГТ, потом анализы покажут, что их уровень действительно повысился. Но что с остальными гормонами? А вот это никто не будет проверять, да и не всегда возможно. О том же гипофизе судят в основном по прочим гормонам, на которые он влияет, но само его состояние не так просто исследовать техническими средствами, а уж баланс всей эндокринной системы так и остается во многом тайной за семью печатями даже для врачей.

На деле тонкоэнергетический подход не сможет выдать вам цифры анализов, но сможет как раз то, чего в основном и не может современная медицина, — выстраивать гормональный баланс с учетом всех желез и динамики их взаимного функционирования.

Работа здесь происходит вниманием, намерением и собственно энергией, а энергия идет по колее, которую закладывает намерение.

Посредством тонкой диагностики можно увидеть, в каком соотношении находятся между собой железы эндокринной системы, и, прочувствовав, что именно и как перекошено в самом балансе, я даю команду самим железам выстраивать равновесие. А направляя туда еще и конкретный поток энергии, который фактически заточен под работу именно с этой зоной человеческого организма, я снабжаю это намерение специальным «питательным материалом». Дальше организм, которому дали команду и снабдили «топливом», начинает сам выстраивать оптимальное соотношение гормонов так, чтобы система была максимально стабильной. Организм, в общем-то, сам тоже не горит желанием страдать, как и ваше сознание.

По результатам можно увидеть, например, что помимо того, что человеку субъективно стало лучше в плане облегчения острых симптомов, даже пресловутые цифры анализов показывают, что, например, продукция одних гормонов увеличилась, других — уменьшилась, и все это происходит в связке, наиболее гармоничным для самого тела путем без резких движений.

Тонкие настройки и потоки, которыми я пользуюсь, позволяют не только менять и выравнивать картину гормонов, но и снимать острые симптомы в моменте. Например, такой коррекции поддаются и головные боли, и приливы, и приступы тахикардии, и гипергидроз.

И таким же образом можно влиять на психическое состояние. Конечно, без осознаний самого человека и осмысленного движения к ним мотор этот не заработает, но потоками можно кратно усилить сам процесс осознаний и помочь выстроить психическую реальность в более удовлетворительном виде. Например, помочь быстрее почувствовать доверие своим чувствам и ощущениям, быстрее услышать тело и более глубоко, а также в процессе такого лечения можно освоить некоторые тонкие практики самому и научиться поддерживать свое состояние в более стабильном и активном виде в плане как телесном, так и ментальном.

Если говорить о том, сколько по времени занимает такая работа, то скажу, что, конечно, «все индивидуально», однако в опыте уже есть немало примеров, когда для устойчивой стабилизации состояния достаточно было 10 сеансов (отсюда и взялась у меня общая продолжительность работы групп). Понятно, что тут все будет зависеть от степени сложности, наличия прочих сопутствующих заболеваний, но в целом тут есть какие-то обозримые рамки. Многие ощущали какие-то позитивные изменения уже после 2–3 сеансов, а острую симптоматику вполне можно устранить и за один, если туда направить внимание по максимуму.

Но самым интересным в этом периоде мне видится шанс на куда более глубокое узнавание себя, своих истинных целей и нераскрытых глубин.

Все же в большинстве случаев у людей контакт с тонким планом, вот если совсем всерьез, когда речь идет о раскрытии способностей, происходит чаще всего после 40, а у многих и вовсе после 50. Задумывались, почему?

В том числе потому, что до этого периода и мозг еще не созрел достаточно, и психика не стабилизировалась, и слишком много еще влияния общественных установок, необходимости активно самоутверждаться в социуме и личной жизни, и трудно там рассчитывать на достаточный уровень зрелости, осознанности и внутренней стабильности, чтобы у человека всерьез открылась способность к тонкому видению, целительству и т. д.

Все мои ученики или близятся к сорока, или (чаще) уже за этот рубеж благополучно перешагнули. И я убежден — потому что это и есть самый осмысленный и продуктивный период жизни, особенно той, которая о раскрытии ваших внутренних глубин.

И очень желаю именно так к этому и относиться.

https://glubina.space/menopauza-andpropauza/

Автор публикации

не в сети 3 часа

Anton Nesvitsky

373
Дорогу осилит идущий. А идущий осознанно - намного быстрее...
Комментарии: 16Публикации: 203Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Публикуйте записи в свой личный блог!
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля