Всем силам вопреки

Бесплатно

(2 отзыва клиентов)

Раздел: Автор:

Описание

Возможна ли любовь между мужчиной и женщиной из несхожих миров, разделенных стеной, если этих людей не связывает ничего, кроме желания их вечных душ детально исследовать тему любви? А смогут ли души, побудившие к любви свои воплощения, сами полюбить друг друга? Что такое любовь с точки зрения вечности? И что в любви самое главное? На эти вопросы предстоит найти ответы Хиэродриону, с которым читатели уже познакомились в повести «Дети пустыни». А Интаалу, его воплощению, предстоит встретить и полюбить девушку из другого мира, чтобы снова и снова видеться с ней вопреки невозможности быть вместе, а позже узнать, есть ли жизнь после любви…

Для корректной покупки выполните следующие действия:

  1. Пройдите регистрацию на сайте, либо войдите в свой аккаунт.
  2. Вернитесь на эту страницу и нажмите кнопку «В корзину».

После покупки вы сможете скачать книгу в следующих форматах: PDF, EPUB.
При необходимости получить другой формат или в случае затруднений с платежом, пишите на info@glubina.space

https://glubina.space/product/vsem-silam-vopreki/

Читать отрывок бесплатно

Ударения: Интáал, Аюэ́на, Бри́дро, Кушу́р, Атно́р, Хиэродрио́н, Далиэ́шель, Ме́рклах, Хáтум, Эрио́ль

Часть 1. Два мира

Интаал устроился за скалой в тени. Перед ним с обрыва открывался вид на долину — пустошь из песка и камня, уходящую за горизонт. Редкие, одиноко торчащие остроконечные остатки былой горной цепи, проступавшие из жаркого плывущего марева колеблющейся тенью, виднелись россыпью по всей низине. Интаал знал: невидимым отсюда, но непреодолимым препятствием между ним и остальной частью суши стояла неприступная стена.

 

Стена давно разделяла два мира: их условно привыкли назвать Верхним и Нижним, хотя на самом деле Нижний мир располагался на более гористом участке континента, то есть на большей высоте. Но Верхний мир присвоил себе это именование по праву более развитой в техническом отношении цивилизации, в то время как Нижний мир считался довольно отсталым.

 

Жители Верхнего мира слыли захватчиками, история их появления здесь известна была каждому: они когда-то прилетели сюда в поисках более пригодной для жизни планеты, их собственная звезда начала в то время гаснуть. Поначалу они, казалось, пришли с гуманной идеей — пытались передать жителям Нижнего мира свои достижения, создать общепланетарную культуру, развить образование, но присущее в целом всей цивилизации высокомерие по отношению к коренному населению планеты и порой жесткие методы насаждения просвещения привели к войне, которая, то вспыхивая, то угасая, продлилась несколько столетий и в итоге привела к холодному нейтралитету, а также к постройке стены, намертво отделившей на следующие тысячелетия один мир от другого.

 

Общаться жителям двух миров было фактически запрещено с обеих сторон. Жители Верхнего мира могли вылетать на своих аэрокатерах за пределы стены, но покрытие связи обрывалось от нее в пятидесяти километрах, а дальнейшее считалось запретной зоной, вылет в которую, если засекут, мог повлечь серьезные штрафы и даже социальные ограничения со стороны властей.

 

В Нижнем мире за этим особо не следили, местности, прилегавшие к стене, были малонаселенными, это была, можно сказать, глушь деревенская. Считалось, что жителям Нижнего мира все равно не проникнуть за стену Верхнего: кто же из жителей отсталого мира справится с передовой электроникой и системами слежения? Однако понятно, что люди остаются людьми.

 

Конечно, летали и ездили, встречаясь в основном на нейтральной полосе. И, конечно, находились контрабандисты. Со стороны Верхнего мира приторговывали в основном лекарствами, материалами и техническими устройствами, которые могли быть использованы жителями Нижнего мира. А те, в свою очередь, привозили драгоценные камни, которых на их горных территориях было в избытке, а также поделки из них: ручная работа в Верхнем мире стоила порой баснословных денег из-за того, что основная продукция производилась на конвейерах по стандартам и любой эксклюзив очень ценился, особенно среди аристократов.

 

…Интаал ждал своего напарника-контрабандиста, с которым они уже не первый год взаимно торговали разным. Никакого волнения или спешки и вообще ничего тревожного в себе и окружающей действительности Интаал не наблюдал и поэтому, лениво облокотившись на камень, почти дремал: вряд ли Бридро прилетит раньше полудня, ему-то в катере с климат-контролем погода без разницы, а вот Интаалу лучше было выезжать на рассвете, позже можно от жары сойти с ума, и проще было подождать на месте, предварительно укрывшись в тени.

 

— Простите, молодой человек!..

 

Интаал моментально схватился за ружье. Он носил его скорее для устрашения и стрелять всерьез был готов разве что в каменных волков — самых свирепых и опасных для человека тварей из местного зверья, но днем они не нападали, вели в основном ночную жизнь, а после заката Интаал и не ездил сюда. Этот странный дядька словно из воздуха возник, подумалось Интаалу, а может, конечно, он и пропустил его приближение в полудреме. Однако человек не выглядел воинственно, двигаясь в сторону Интаала, он поднял руки вверх, демонстрируя отсутствие оружия и, видимо, мирные намерения. Говорил он на языке Нижнего мира, но с акцентом, что вместе с закрытым лицом отчетливо выдавало в нем жителя Верхнего.

 

Две разные человеческие расы на этой планете имели отличающуюся друг от друга внешность. Внешность расы, к которой принадлежал Интаал, была ближе к тому, что мы, теперешние жители земли, сочли бы обычным. Правда, эти люди были несколько крупнее и выше ростом: как правило, нормой для мужчин был рост около двух метров с десятком-другим сантиметров, для женщин — скорее под два метра, у всех были одинаково темные, густые и почти не вьющиеся волосы на голове, напоминающие то, что мы видим в современной Азии, глаза при этом были фактически круглыми и чаще всего темными, как и волосы, а кожа у этих людей была светлая, но с отчетливым шоколадным оттенком.

 

Внешность жителей Верхнего мира была несколько иной: они были сильно меньше ростом, мужчины максимум дотягивали до ста восьмидесяти, а женщины едва превышали полтора метра, волос не было, но самый интересный феномен представляла их кожа: ее основа была белой, а вот оттенок менялся в зависимости от тех чувств, что испытывал человек.

 

В замысле, видимо, было помочь этим людям быть более честными и открытыми, понимать друг друга не только через слова, но и через эти очевидные телесные реакции. Однако сами люди считали это страшным неудобством и, стараясь скрыть свои чувства, либо пользовались большим количеством грима, либо закрывали лица разными моделями платков, повязок и аналогичных приспособлений.

 

Приближавшийся к Интаалу мужчина снял закрывавший его лицо платок, и Интаал увидел лиловый оттенок кожи — человек был явно обеспокоен. Немало общаясь с контрабандистами, Интаал давно научился читать эти цвета, тем более что Бридро, перешедший для него в категорию если и не друзей, то как минимум добрых приятелей, не стеснялся открывать перед ним лицо, благо, уровень доверия между ними это позволял.

 

— Мне очень нужна помощь! — приближаясь, мужчина сложил руки в подобие молитвенного жеста, всем своим существом выражая какое-то подобострастие, от чего Интаала передернуло.

 

«Небось, обслуга», — подумал Интаал, зная, что в Верхнем мире у аристократов всегда был кто-то, кто находился на положении слуги, но при этом большинство принадлежащих к этой категории на жизнь не жаловались, будучи очень неплохо обеспеченными за свои труды.

 

— У нас, к сожалению, случилась совершенно непредсказуемая поломка, а госпожа Аюэна…

 

«Еще и госпожа. Только этого не хватало», — Интаал почему-то живо представил себе эдакую капризную представительницу высшего общества с надменно искривленным лицом, которое, впрочем, вряд ли можно было бы рассмотреть под платком или гримом, однако высокомерием от таких и через платок обычно отсвечивало.

 

— …не может в ней разобраться, увы, и мы, кажется, оказались без связи и без возможности добраться домой…

 

Витиеватая речь, перемежаемая всякими «увы» и «к сожалению», почему-то вогнала Интаала в тоску, и он подумал о том, что влип: мужчина просил совершенно искренне, воинственных намерений не демонстрировал, явно был напуган и растерян и, похоже, на самом деле нуждался в помощи. И кем надо быть, чтобы не попытаться хотя бы разобраться? А при этом у Интаала были и свои дела, а сейчас, если он начнет с ними тут копаться, не факт, что не пропустит Бридро, а тот будет по этой каменной пустыне неизвестно где и непонятно сколько бегать и его искать. А потом затевай все по новой? Сегодня Бридро должен был доставить лекарства, которые, между прочим, ждут не только в родном поселке Интаала, на них уже и в городе заказов целая простыня…

 

Интаал наконец открыл рот:

 

— Что у вас случилось? И для начала: как тебя зовут? Меня — Интаал, я житель ближайшего поселка, до которого, впрочем, пара часов отнюдь не легкой езды…

 

— Кушур. Я работаю в сервисе у госпожи Аюэны, мы вылетели сегодня с утра, и все шло благополучно, но внезапно отказала электроника… Беспрецедентный случай, на моей памяти чтобы вот такое случалось с новыми катерами… — Кушур развел руками, словно пытался обозначить огромное удивление от кажущейся ему невозможности произошедшего.

 

— В сервисе? То есть в услужении? — уточнил Интаал.

 

— Да, правильно. В служении, — все равно по-своему озвучил это Кушур.

 

Он явно не стеснялся своего положения. В этом месте жителям разных миров было сложно понять друг друга: можно сказать, что любой слуга в Верхнем мире жил намного лучше и обеспеченнее любого среднего жителя Нижнего мира, но при этом Интаал больше всего в жизни, как он считал, ценил свою свободу. И никогда не променял бы свой статус человека, полностью собой распоряжающегося, на статус слуги, даже с внушительной зарплатой. В чем была существенная разница, при том что Кушур просто делал свою работу, Интаал внятно объяснить бы не смог, однако испытывал какое-то не до конца ясное ему самому сострадание к подобному положению.

 

Вероятно, дело было в отношении аристократов Верхнего мира к слугам и вообще к людям, считавшимся ниже их по статусу. О высокомерии и презрительном отношении высшего общества ко всем, кроме себе равных, буквально ходили легенды. В связи с этим от перспективы встретиться лицом к лицу с такой госпожой у Интаала свело зубы, и одновременно его окатило какой-то заведомой злостью, словно на него кто-то уже напал, хотя по факту ничего, кроме просьбы, он еще не услышал.

 

«Впрочем, станет ли особа эта капризничать, если застряла в пустыне и теперь зависит от помощи местного жителя? Вряд ли тут разумно через губу разговаривать… Удивительно, что Кушур вообще нашел меня здесь», — подумал Интаал и поднялся. Надо было идти, до прибытия Бридро еще, пожалуй, не меньше часа.

 

— Но я не разбираюсь в сложной электронике, — предупредил Интаал.

 

— Может, удастся помочь нам хотя бы добраться до стены?

 

— Ладно, веди к катеру. Надо понять для начала, где именно вы застряли и получится ли там переночевать.

 

— Ночевать? — с ужасом спросил Кушур, и лицо его стало еще более отчетливо лиловым.

 

— Слушай сюда, — твердо сказал Интаал, — бак у меня на 200 километров максимум. До стены отсюда — почти сто пятьдесят. До деревни — около половины. Одним баком я могу съездить от дома сюда и обратно, но чтобы довезти вас до стены, например, мне придется ехать домой, заправлять две канистры помимо бака, возвращаться, везти вас к стене и молиться потом, чтоб успеть добраться оттуда до дома засветло, иначе…

 

— Что? — с ужасом спросил уже окончательно почерневший лицом Кушур.

 

— Каменные волки.

 

— Кто это?

 

— Вы летаете в пустыню и не знаете о них?

 

— Мы здесь никогда не приземлялись…

 

— В общем, вы вляпались в приличное дерьмо, вот что я скажу, — подытожил Интаал и вздохнул.

 

 

Катер был явно посажен в аварийном режиме, накренившись на бок, он торчал посреди относительно ровной площадки между скалами. Место можно было бы считать сравнительно безопасным, по крайней мере, с двух сторон здесь был обрыв, с третьей — отвесная скала, и только с одной стороны можно было бы спокойно подойти со стороны низины, но это было явно лучше, чем посреди долины без всякой защиты. Там-то волкам по ночам самое раздолье…

 

Перед глазами Интаала возникла давняя картина: однажды он сильно припозднился из-за задержки Бридро, который, в свою очередь, наткнулся на какое-то изменение режима охраны стены и вынужден был вылететь с другой ее стороны, сделал большой крюк и прибыл в нейтральную зону уже сильно после полудня. Пока суд да дело… В общем, тогда Интаал выехал домой практически на закате.

 

…Квадроцикл развивал скорость до ста километров в час, но по факту езда с такой скоростью была бы на местных горных пустынных дорогах чистым самоубийством: в некоторых местах камни были вытерты и отполированы до такой степени, что даже суровая рифленая резина скользила на этих участках, слово попадая в лужу масла, а на других участках возникали жесткие колдобины и ухабы, мелкие камни летели из-под колес, долбя по корпусу, и в ночи этот грохот казался особенно устрашающим. Квадроцикл был с открытым верхом, из «удобств» в этом смысле были только две толстые железные рамы. Впрочем, у Интаала была очень редкий для этой местности тюнинг — непробиваемое лобовое стекло. Изначально практически все модели квадроциклов его не предполагали — это было слишком дорогим удовольствием для деревенской езды. Но Интаал мог себе позволить такой апрегрейд, благо, торговля с контрабандистами шла последние годы очень и очень неплохо.

В ту ночь он слишком поздно понял, что лучше было бы ночевать в пустыне, где-то на горном склоне, куда волкам не добраться, развести бы костер и спать спокойно, но понесло же ведь, думал, что быстрее уж доехать…

 

Интаал летел на предельной для той дороги скорости — под восемьдесят, а по бокам уже пристраивалась стая голодных, сверкающих глазами тварей, которые способны были перемолоть своими челюстями все, что движется и дышит, и вряд ли бы стали с ним церемониться, стоит квадроциклу сбавить скорость — они нападут прямо на ходу. Но если со скоростью переборщить и где-то дать слабину в управлении (а руль тот гидроусилителя не имел, и справляться приходилось исключительно собственными мышцами), то вылетишь с дороги и в секунды станешь ужином.

 

Этот момент раз за разом разворачивался в голове монументальным полотном, когда Интаал вспоминал о волках. Ночь тогда была довольно светлая, над горизонтом уже поднялась одна из лун Атнора. У планеты было два спутника, и именно этот был крупнее и ярче, и в холодном его отсвете Интаал видел блеск торчащих отполированных камней на дороге, сверкающие глаза волков, их раскрытые пасти с острыми белыми клыками, текущей слюной и думал только о том, что не стоит на них даже смотреть, главное — ехать быстрее вперед, предельно сконцентрированным, направив все усилия на удерживание руля и стараясь не реагировать на подскоки голодных тварей вокруг корпуса квадроцикла. «На ходу не достанут, — думал он, — главное не сбавлять скорость и внимательно следить за дорогой, я должен прорваться…» Он даже пытался себе представить, что их просто нет, а ему лишь нужно быстро ехать. Отвратительное хрюканье меж тем сложно было выключить из потока восприятия: каменные волки, преследуя потенциальную добычу, хрипели и рычали, это напоминало звуки диких кабанов. Последние были довольно свирепыми животными, но с волками здесь никто не мог сравниться.

 

До дома Интаал тогда доехал мокрым насквозь от холодного пота, что прошибал его всю ту дорогу. Впрочем, он хотя бы убедился, что сумеет уйти от волков. Но повторять нисколько не хотелось…

 

 

Дверь катера была нараспашку, и внутри Интаал разглядел женский силуэт. Приблизившись, он увидел, что Аюэна была без платка и без грима, и это сразу удивило Интаала. Возможно, ей просто стало жарко — и уже не до того, чтобы беспокоиться о лице, а возможно, она просто не скрывала свои чувства? Впрочем, в тот момент у Интаала толком не было возможности задуматься.

 

Поприветствовав ее, он сразу взял быка за рога:

 

— С электроникой не помогу, а вот насчет доставить вас до стены — рабочая идея, но только не сегодня, — и Интаал объяснил про бензин, расстояние и необходимость переночевать.

 

Аюэна слушала его спокойно, лицо ее было легкого салатового оттенка, видимо, после посадки она уже успокоилась и приняла тот факт, что они застряли в пустыне. Теперь явно некуда было торопиться. При упоминании о волках она лишь повела плечом и спросила:

 

— А они чего-нибудь боятся?

 

— Да, огня. Дверь не закрывается?

 

— Больше нет. Катер обесточен, мы ее фактически сломали. Но иначе мы не смогли бы дышать, вентиляция вышла из строя вместе со всей электроникой.

 

— Тогда вам придется разжечь костер рядом с дверью.

 

— Но где тут взять дрова? — Аюэна окинула взглядом каменную пустыню, в которой, казалось, ни намека не было на дерево ни с какой стороны.

 

— Об этом не беспокойся, найду, — Интаал знал, где можно выкопать коренья, этим навыком он не раз пользовался, если приходилось ночевать в пустыне. — Оружие есть?

 

— Нет! — воскликнул Кушур, но увидел, как цвет лица Аюэны изменился на розовый. Всем стало ясно, что это ложь. Впрочем, чего-чего, а смущения на лице Аюэны явно не читалось.

 

— Лучевой пистолет. Его мне подарил отец и попросил держать в тайне… Только я все равно пользоваться им не умею, так, скорее чтоб был для устрашения. Или, что более верно, для успокоения моего отца, — Аюэна засмеялась.

 

— Но, госпожа, это же нелегально!.. — промямлил Кушур, впрочем, понимая, что не его это дело. Аюэна, вопреки ожиданиям Интаала, не попыталась поставить Кушура на место и лишь мило улыбнулась:

 

— Ты же знаешь отца, он сам настаивал…

 

— Но толку от него никакого, так я понимаю? — подвел итог Интаал.

 

— Увы.

 

— Может, научить пользоваться моим ружьем и оставить его вам? Оно точно проще, чем вся ваша сложная электроника, — усмехнувшись, предложил Интаал.

 

— А можно оставить здесь… тебя? — в лоб спросила Аюэна. — А то, понимаешь, мы же люди совсем к этому не приспособленные, ну, дрова там, костер… Волки опять же. Страшно тут ночью сидеть в сломанном катере, не зная, чего ожидать от этого места, когда на него вдруг не сверху смотришь.

 

Интаал углубился в подсчеты. Сколько времени займет встреча с Бридро? Сколько ему до дома, сколько потом обратно? В принципе, он должен успеть до темноты. Вот только ехать по жаре, впрочем…

 

Интаал смотрел на Аюэну в упор. Стоила ли игра свеч? Конечно, он поможет, но нужно ли вот так разрываться, и ради чего? Они и сами смогут переночевать, с костром он мог бы показать, как обойтись, да и дрова заготовит, а завтра довезет до стены в любом случае…

 

Белая, ровная кожа Аюэны вдруг приобрела нежно-персиковый оттенок. Симпатия, нежность, теплота — об этом говорил цвет. Она даже не попыталась скрыть? На него смотрели бирюзового оттенка глаза, выделявшиеся на ее лице как два глубоких озера, такие встречались в горах, выше, там, где росли сиреневые цветы, целые поля нежно-сиреневых цветов, и среди них — ярко-бирюзовые озера кристально-чистой воды. Почему-то захотелось вдруг там побывать вместе с этой девушкой, и какая-то горячая волна изнутри наполнила Интаала предвкушением счастья, которое, казалось, ему давно и не нужно как таковое, по крайней мере, в привычном для большинства понимании: рассудительный и достаточно земной человек, он искренне считал, что лишние, слишком бурные эмоции — повод скорее для потери равновесия, и ценил прежде всего покой, комфорт и надежные привязанности.

 

Но сейчас с ним происходило нечто неожиданное — внутри он словно слышал голос: «Не бросай ее на ночь, возвращайся к закату…»

 

Интаал помотал головой. Раньше с ним ничего подобного не происходило, голосов он точно не слышал, да и сейчас сомневался в происхождении этой фразы, однако сам факт ее возникновения сложно уже было оспорить. Мало того, что он услышал эти слова, так еще и почувствовал: что-то важное может не произойти, если он уедет на ночь. Но что? На это не было никакого разумного ответа. А ощущение было такое, словно решается вопрос жизни и смерти, не меньше.

 

Интаал даже попытался внутри себя проанализировать: а что, собственно, его зацепило? В тот момент он даже не смог бы сказать определенно, понравилась ли она ему именно как женщина, красива ли она в его представлении, чувствует ли он что-то к ней на человеческом уровне. Скорее он воспринимал ее лишь как попавшую в беду, к тому же из мира, с которым у него не может быть ничего общего, кроме контрабанды. Он может только помочь и забыть навсегда, что тут ловить-то?

 

Однако попытка даже подумать о варианте остаться на ночь дома вызвала у него буквально панику со спазмом в груди, и Интаал плюнул: потом разберется, а сейчас ехать надо уже. Искать Бридро, решать дела и на всех парах нестись домой. Иначе к закату не успеть.

 

— Ладно, тогда не буду терять время, — кратко подытожил Интаал свои внутренние терзания, — надеюсь, успею к закату обратно. Ждите.

 

И, бросив последний взгляд на Аюэну, он развернулся и пошел вверх по склону.

Чтобы скачать книгу целиком, нажмите кнопку «В корзину»

БесплатноВ корзину

https://glubina.space/product/vsem-silam-vopreki/

2 отзыва на Всем силам вопреки

  1. Мария Синякова (проверенный владелец)

    Меня восхитил тот момент, где Интаал делает выбор, вот это движение любви, желание нести ее через все в мир, ну оооочень прям впечатлило, восхитило и отозвалось! Прочитала на одном дыхании, в прочем как и все остальные рассказы, я однозначно поклонник и жду новых произведений!?

    2
  2. Lilia Karbowska

    После «Детей пустыни» с нетерпением ожидала новую повесть о высших я. Хотелось больше узнать о том, как взаимодействуют мир людей и тонкий мир. И мои ожидания оправдались. Я с интересом следила за историей любви Интаала и Аюэны и за тем, что в это время происходит на тонком плане, но не меньший интерес вызывали органично вплетенные в сюжет размышления о том, что же такое любовь. Понравились лаконичные (и очень лиричные!) описания пустынной природы, а также то, как Аюэна знакомилась с ней (в образе героини, перебирающей стебли растений и исследующей текстуру камней, я ощутила что-то близкое). Очень понравилось описание встречи героев в предпоследней главе, эту часть я перечитывала трижды, всматриваясь в тонкий рисунок чувств. Последняя глава поразила меня описанием большого пути Хиэродриона, начало которому положила история Интаала, а также самим стилем изложения: лиризм, набирающий силу в предпоследней главе, в последней части хлынул мощным потоком, так что я читала и перечитывала ее как поэзию. Теперь жду появления следующей повести из этого цикла.

    1
Добавить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мои покупки

Публикуйте записи в свой личный блог!
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля