О страхе собственной смерти

О страхе собственной смерти

Этот текст в серии будет последним, по крайней мере на обозримое будущее. Я тему совсем не закрываю, но основательную паузу точно возьму, так как ключевые моменты уже затронуты, а из этой темы просится переход в другие…

Что же на самом деле такое — страх смерти?

Это интересный момент. В природе никакого страха смерти нет, потому что нет абстрактного мышления, способного представить, как это будет. Или не будет.

Помню, когда мне было лет семь или восемь, я пытался рефлексировать над этим фактом: когда-то не будет меня. МЕНЯ не будет. От этой мысли было даже не столько грустно, сколько удивительно — как так может быть, что вот ЭТО кончится? И для чего так?

Животное ничего о подобном не знает. Чувствует, переживает опыт смерти других — да, но — очень важное! — переживает опыт только тогда, когда он есть непосредственно сейчас. Когда умирает другое животное рядом. Когда чувствует угрозу, опасность, могущую привести к смерти. Прошла ситуация, животное выжило или попрощалось с утратой — и снова для него нет никакой смерти и незачем (да и нечем) рефлексировать о том, «что будет, если меня не будет».

Этот уровень страха смерти есть у всего живого и совершенно не нуждается ни в какой коррекции и даже в особом осмыслении. Это встроенная биологическая программа выживания и самосохранения. Она работает вне зависимости от нашего сознания и, по сути, не управляется им. Она может быть определенным образом нарушена, сбита в ряде случаев, но это как раз можно корректировать с человеческого уровня, так как с человеческого же оно и ломается (родителями чаще всего).

Если у человека есть только этот уровень реагирования на смерть, то можно сказать, что практически смерти он не боится. Либо есть опасная ситуация, и он в ней действует (и ему не до рефлексий), либо ее нет, и он не действует, а вместе с этим не думает ничего о предстоящей когда-нибудь смерти.

«Смерть не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти ещё нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет», — писал Эпикур. Собственно, считаю это манифестацией подобного состояния, если оно достигается у человека. И тут уже не важно, имеет ли человек какую-то концепцию на тему жизни после смерти или не имеет. Важно лишь понимать, что пока нет никакой реальной опасности, беспокоиться совершенно незачем, потому что смерти ЕЩЕ нет, а если все-таки придет реальная угроза и не получится с ней справиться, то страдать об утрате личности будет уже некому.

Но для того, чтобы прийти к этому состоянию… придется выключить мозг. Шучу. Придется разобраться с тем, зачем у нас существуют мысли о смерти и тот страх смерти, о котором мы ДУМАЕМ без всякой явной связи с опасностью (или воображая себе разные опасности, которые еще не наступили).

Конечность, как я уже не раз говорил, — формообразующее в нашем существовании. Очень много чего в жизни человек делает только потому, что конечен. Очень много ценностей вытекает из временности. Очень многое хочется успеть именно потому, что есть ограничение. Выбор, принятие решений — из конечности, потому что если нет срока жизни, то можно до бесконечности перебирать варианты, и ценность выбора в таком случае стремится к нулю…

Мысли о смерти и страх смерти — чаще всего о том, что мы не получаем, что мы не доживаем именно сейчас.
Думаете об ужасной неизвестности после смерти? Это ваше внутреннее «я» просит вас задуматься над тем, в какой картине мира вы живете и устраивают ли вас ваши объяснения. А может, нет никаких объяснений — и их пора бы уже заиметь?

Думаете о бессмысленности ваших действий, если все временно? Значит, ваши текущие действия не наполняют вас энергией, не развивают ваши желания, не «поливают» вашу грядку, на которой растет интерес к жизни. Страх смерти пытается сказать вам, что ваша жизнь — пуста и ее можно и нужно наполнить.

Думаете о возможных мучениях, страданиях от болезней? Возможно, ваш организм с помощью страха смерти пытается вам сказать, что у вас мало о нем информации и вы недостаточно о нем заботитесь. Сильно страдаете от того, что ваша личность перестанет существовать? Скорее всего, вы пока еще не осознали ее ценность. И так далее…

Что бывает, если вы начнете серьезно разбираться с этими вопросами? Будет именно то, что я описал: останется только нормальный здоровый биологический уровень реакции на смерть. Условно, если меня попытается кто-то убить, то я буду яростно сопротивляться и парочку постараюсь прихватить с собой, если что. Но вне подобной ситуации у меня не будет ни единой причины бояться смерти и вообще о ней думать. Разве что в другом ключе — как раз в ключе ресурса, ради написания текстов вот, например.

И, соответственно, если вдруг я обнаружу у себя мысли о смерти в ключе «ужас-ужас», то первый вопрос, который я себе задам, — «чего не хватает СЕЙЧАС?».

Нередко слышу о том, что «легче тем, кто верит в жизнь после смерти». Спорный тезис, однако. Могу описать это из личного опыта. Я, правда, даже не могу назвать это словом «верю», для меня это больше про «знаю», но, в общем, мне уже не развидеть это.

Доволен ли я этим фактом? Да не особо, если честно. Меня вполне устраивал бы вариант «жизнь — одна, дальше небытие». А тут тебе предлагается новый квест и новые страдания до кучи (а не одни только радости). И еще вот это жуткое — столько лет бессознанки. Да где ж мне взять такую инкарнацию, чтоб родился — и сразу тридцатник, а? Ну пусть хотя бы двадцать, ок… Чтоб не переживать вот это все мучительное взросление — само по себе это уже страдание. В чем кайф проживания детства в состоянии тотальной зависимости, в плохом владении собственным телом, чувствами, рассудком, с растянутым на столько лет мучительным обучением как-то с собой справляться? О нет, вот это я б точно пропустил бы с радостью.

И потом, страх смерти заставляет бояться утраты прежде всего личности. А вот личности-то там уже не будет точно (ну, простите, предположительно). И тому суммарному опыту, который от нее остается, в принципе уже пофиг на все эти переживания. Что остается там вместо личности? Можно попытаться это пережить, если есть такой запрос. Гарантий никто не даст, но хотя бы опыт получите. Только стоящий за этим вопрос будет все тем же: «Для чего мне это в моем настоящем, что я хочу решить сейчас с помощью этого?»

…Когда я действительно испугался (вот как раз когда понял, что в обозримом будущем все может быстро закончиться), у меня не было опор удовлетворенности в жизни. Ну а какая удовлетворенность в те самые едва за двадцать, когда ты, по сути, только-только начал себя осознавать? И какая наполненность, если ты еще толком не понял, что хотел бы делать, куда идти, с кем и как жить, какие цели прежде всего себе ставить, что считать действительно ценным…

Но у меня хватило ума осознать, что, только делая и создавая свою жизнь, я смогу справиться с этим страхом. Что если я не попытаюсь сейчас — ну, может, будет новый квест, может — нет (тогда мои идеи и ощущения касательно того, что будет потом, только-только формировались, в том числе и под воздействием этого события). Но если не начать делать сейчас, то не будет ничего хорошего в этой жизни и с этой личностью уж точно.

И да, как только я принял решение и начал активно действовать, у меня, во-первых, не стало особо времени для страха, а во-вторых, я осознал, что делаю все возможное, чтобы сохранить себе полноценную жизнь, в которой я смогу сделать еще больше. И не осталось никаких сожалений. Когда вообще делаешь все возможное (не пытаешься «забегать» проблемы каким-то другим деланием, а именно делаешь в сторону решения), то понимаешь очень отчетливо: если это не поможет, то больше ничего не останется. Значит, больше я ничего сделать не смогу. И тогда приходит смирение. Не приходит оно только тогда, когда вы не делаете для своего развития все возможное. И тогда это начинает очень болеть внутри вас, мешая вам жить и засоряя все ваше пространство страхом смерти, который по сути и есть страх не прожить свою жизнь по полной…

А напоследок хочу сказать одну вещь, которая появляется потом, когда вы проживаете какой-то отрезок жизни в этом делании для себя и своего развития. Вы обнаруживаете, что вам уже давно спокойно при любом упоминании о смерти. В том плане, что «если придется умереть вот прямо сейчас — то уже не страшно». УЖЕ — потому что многое сделано, пережито, увидено, осмыслено и прочувствовано.

Так что могу пожелать всем только одного — живите так, чтобы умирать было не страшно потому, что вы ЖИЛИ. А не сидели в углу и боялись. И не так важно, что там после смерти. Жить в полную силу — достаточно для того, чтобы ее не бояться.

Читайте полный цикл «Целительная смерть»:

  1. Тема смерти в моей жизни: как все начиналось
  2. Что такое смерть как ресурс?
  3. О том, как я познакомился со своей основной движущей силой
  4. О проживании физической боли и о ее значении
  5. О выборе между утратами и об их проживании
  6. О пересмотре идеи справедливости и о том, есть ли она вообще
  7. Смерть как инициация или инициация как смерть?…
  8. Выход из тела: камертон интегрального состояния
  9. О примирении с одиночеством
  10. О восприятии смерти других людей
  11. О страхе собственной смерти
https://glubina.space/smert-11/

Автор публикации

не в сети 1 час

Anton Nesvitsky

239
Дорогу осилит идущий. А идущий осознанно - намного быстрее...
Комментарии: 12Публикации: 140Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Публикуйте записи в свой личный блог!
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля