Вечность в деталях. Часть 1. Фундамент мироздания. Глава 10. Отношения высшего я и человека, интеграция

10. Отношения высшего я и человека, интеграция

Отношения высшего я и человека, интеграция

Поговорим подробнее о том, какие бывают формы отношений между человеком и его высшим я, а также о том, что такое финальная стадия развития высшего я на плотном уровне — полная интеграция с человеческой личностью и телом.

Неосознаваемая стадия. Здесь человек лишь догадывается о наличии у него души, но даже сам вариант контакта не рассматривает и толкует душу как совершенно безличную часть себя, а во многих случаях человек даже отрицает у себя наличие чего-то, кроме тела и мозга.

Включение в человеческую жизнь высшего я при таком раскладе минимально (поэтому в целом есть некоторые основания в таком ракурсе считать высшее я действительно «безликим»). Со стороны высшего я вся эта картина жизни человека напоминает нечто вроде сновидения с несколькими яркими моментами. То есть вся жизнь человека на деле и правда проходит, можно сказать, мимо высшего я, а опыт записывается только в ключевых точках сценария.

На этой стадии высшее я не может контролировать тело и оказывается буквально принудительно втянутым туда в случае сильных переживаний личности, но таким же образом высшее я спонтанно и «отпускает», как только интенсивность чувств в этом моменте жизни человека теряет накал. Все остальное время высшее я проводит на тонком уровне, в своей сфере сознания, в которой можно жить своей внутренней жизнью, общаться при желании с другими высшими я или просто смотреть «мультики». Ведь если сознание человека привыкло что-то без конца молоть в голове, то чистое сознание, не занятое при этом телесными вопросами, тем более будет жить информацией и чувствами. Впрочем, если высшее я еще не очень развитое, то и «мультики» — вполне детские.

Контакт. Это, конечно, далеко не всегда означает, что если высшее я человека готово к контакту, то он сразу услышит внятный голос в голове, который скажет: «Привет, Вася, я — твое высшее я, давай поближе познакомимся!» На этой стадии развития речевая форма контакта в большинстве случаев оказывается завершающей, но и до нее, конечно, добираются.

Поначалу мы чаще можем говорить об ощущении присутствия чего-то большего, высших сил, о непрямом, но ощутимом воздействии на тело, о разных эффектах вроде сильного притока энергии, внезапного обострения восприятия, ощущения четкости выбранного пути и чувства окружающей человека любви.

Последнее, конечно, лучше получается у высших я светлого спектра, но даже если высшее я следует темному принципу, человеком это вполне может ощущаться сходным образом, потому что энергии у высшего я все равно больше, чем у человека, а присутствие вечности так или иначе самой человеческой личностью чаще всего будет восприниматься как нечто позитивное.

В таких случаях человек порой подхватывает чувства, не свойственные ему, казалось, ранее, по крайней мере, по степени интенсивности, могут происходить прорывы высшей памяти в человеческую (спонтанные воспоминания о прошлых жизнях высшего я), и часто концом этой стадии действительно может стать полноценный диалог словами, когда человек слышит внутри себя голос, который четко отличает от своего.

В случае высшего я способность говорить с человеком словами сильно зависит от умения читать языковой файл человека. Для высшего я изучить структуру речи — все равно что для человека выучить новый иностранный язык. А вот пользоваться языковым файлом интуитивно — это высшее я может освоить очень быстро. Суть такого использования в том, что высшее я в человеческой памяти ищет по ощущениям нужный смысл и извлекает фразу целиком, не разбираясь в ее конструкции, но понимая, что в человеческой голове именно эта конструкция несет нужный смысл.

Ошибки при этом, конечно, тоже бывают. В том числе и потому, что сам человек не всегда умеет думать полноценными фразами и далеко не все свои процессы внутри в состоянии описывать грамотным и понятным языком. А если у человека внутри себя самого бедная речь, то и высшее я с ним будет разговаривать обрывками. И наоборот, заметно, что если человек много читал, много сам с собой разговаривает сравнительно литературным языком, внутри себя умеет строить фразы, то и высшему я с большой вероятностью будет намного легче прочитать такой организованный файл, а речь его будет более понятной.

В случае контакта подстройка высшего я к телу — скорее эпизодическая, такие «пробы пера», если говорить об осмысленном погружении в тело. Но я бы назвал эту стадию самой приятной и для высшего я, и для человека с точки зрения эмоций.

Чаще всего ощущение присутствия, чувство любви, поддержки — оно случается с обеих сторон, но при отсутствии глубокой подстройки к телу все это выглядит совершенно нетравматичным, и человек чаще чувствует поддержку и энергетические вливания, чем боль и тяжелые состояния, которые уже случаются на следующей стадии.

Частичная интеграция. Собственно, ее ключевое отличие от предыдущей стадии в том, что на ней происходит более глубокая и более продолжительная подстройка к телу. И вот это не всегда уже вызывает у человека приятные ощущения.

Связано это с тем, что высшее я всегда больше человека по энергетическому размеру. Парадокс Вселенной в том, что пока высшее я еще не очень развитое (и сравнительное небольшое по своим размерам), оно бы легко влезло в тело человека без травм, но у него еще не хватает осознанности, знаний, чтобы подстроиться к телу. А когда эта осознанность и знания появляются в достаточном количестве, то размер поля высшего я уже таков, что влезать в тело довольно непросто при таких объемах и мощностях.

Все «плюшки» предыдущей стадии человек и высшее я, конечно, могут стяжать и здесь, но проблема в том, что все нередко отягощается болью и в принципе непростыми для тела состояниями. Очень типичны при частичной интеграции, например, систематические головные боли, снижение остроты зрения, заложенные уши, внезапная слабость или гипервозбуждение, нарушение работы вестибулярного аппарата. Как правило, это связано с перегрузкой шестого энергоцентра, который в этот момент пытается вместить объем тонкого сознания высшего я хоть в какой-то степени, и процесс этот для тела легко не проходит.

Боль, впрочем, может гулять по телу и даже провоцировать обострение хронических заболеваний, если они имелись, а порой это может быть боль в центре груди, совершенно не связанная при этом с сердцем как с физическим органом, жжение, давление на сердечный центр, перехватывание горла, спазмы в желудочно-кишечном тракте, боли в мышцах. Нередки при этом случаи паники и даже полноценной панической атаки.

Связано это все с тем, что состояние глубокого погружения в тело — крайне непривычное и даже, я бы сказал, травматичное переживание для высшего я. Возможности высшего сознания в теле довольно сильно урезаны, к тому же на тонком уровне отсутствует ориентация верх-низ, трудно вообще воспринять вот эту систему координат плотного мира, органы чувств человеческого тела в таком прямом контакте очень непривычны, поначалу возникает ощущение сильного ограничения, и высшее я начинает буквально задыхаться от присутствия в теле.

Но для высшего я существует серьезная мотивация погружаться в подобный процесс. Если уже есть желание завершить цепочку воплощений, достаточно знаний для этого, есть намерение продолжить потом жизнь на тонком уровне, то вариантов не остается: покинуть плотный план можно, только дойдя до финальной стадии развития на этом уровне — полной интеграции. А предшествовать этому, естественно, будут «пробы пера», что и происходит на деле далеко не одну человеческую жизнь, потому что настоящая адаптация к телу со стороны высшего я — процесс длительный.

На этом уровне у человека уже нередко возникает то, что я бы назвал частично общей идентичностью, когда часть чувств высшего я человек уже фактически маркирует как свои вполне осознанно, когда часть памяти высшего я уже присвоена и вполне доступна человеку и когда цели высшего я хотя бы в какой-то степени становятся понятными и родными текущей личности.

Впрочем, на этой же стадии бывают и конфликты между высшим я и человеком, потому что делить одно тело при наличии таких эффектов довольно непросто, и нередко здесь вступают в противоречие интересы чисто человеческие и интересы высшего я, и перспектива решения таких конфликтов бывает разной.

Иной раз человеку кажется, что у него отнимают «нормальную жизнь» (что отчасти можно понять), а с другой стороны, требования к собственному высшему я могут намного превышать реальные возможности как самого высшего я, так и ситуации в принципе, и все это опыт, который высшему я в любом случае придется получать не одну жизнь, чтобы в итоге прийти к тому, что и является финалом существования в плотном мире.

Полная интеграция высшего я и личности. Как я уже упоминал, интеграция в целом — неизбежность для тех, кто планирует выход, то есть завершение цепочки воплощений на плотном уровне и переход либо в окончательную смерть (что все же возможно даже для потенциально вечного существа), либо в дальнейшую жизнь на тонком плане. О подробностях выхода в каждом варианте, включая темный коридор, вы сможете прочесть в главе о выходе с плотного плана, а сейчас я буду говорить об интеграции с целью выхода в дальнейшую жизнь по светлому принципу.

…Казалось бы, вот он — венец творения, существо, в котором наконец, после множества жизней, опыта и полученных знаний, соединились тонкое и плотное и стал реальностью мост между мирами на уровне одного человека. Разве не это является целью развития человека в этом мире?

Казалось бы, живи и радуйся, можно было бы даже продолжить в том же духе: какая прекрасная реальность — теперь, воплощаясь, ты можешь каждый раз полностью интегрироваться с телом и до предельной глубины осознанности проживать плотный опыт, сохраняя при этом полную связь со всей своей длинной траекторией множества жизней и внутренней причастностью к вечности, уже зная твердо, что твое текущее тело — отнюдь не конец истории, а лишь очередной шаг, который не прервется смертью этой личности.

Но парадокс в том, что желающих продолжать в том же духе — нет. Все выходящие, по сути, проходят интеграцию как крайне экстремальный опыт, на который можно решиться только по серьезным причинам, а не от большого желания вот это все проживать.

Почему так происходит? В человеческом мире есть поговорка: «В молодости нет ума, а в старости — здоровья». Такая закономерность на деле не шутка и действительно применима ко многим процессам во Вселенной. У высшего я в начале пути еще совсем не хватает ни опыта, ни знаний, ни понимания, что это такое — человеческая жизнь, тело, контакт с ним, подстройка и погружение в него. И здесь даже о контакте пока речь не идет, как правило.

А потом проходят тысячи, десятки, сотни и даже миллионы жизней, прежде чем высшее я научится строить контакт, управлять телом хоть сколько-то, понимать человека, а главное, понимать не только его, но и те законы, в рамках которых существует мир и само по себе сознание — как тонкое сознание высшего я, так и плотное сознание человека.

К моменту, когда интеграция уже возможна (и высшим я набран достаточный опыт, знания, навыки, определены цели, найдена идентичность, переработаны все основные кармические оси на собственной шкуре), размер поля высшего я уже таков, что влезть им в человеческое тело крайне трудно, это фактически уже на грани вместимости.

Можно это уподобить компьютеру: чем больше памяти и быстродействия требует программа, тем мощнее должно быть железо. Но у человеческого тела есть пределы этой мощности, а память высшего я при готовности к интеграции уже составляет такие объемы, что тело их еле-еле может вывезти. И это мы говорим только о памяти, о ее объеме, а есть еще объемы навыков, объемы знаний, не относящихся только к прошлым жизням, и так далее.

Играет роль и то, что высшее я к этому моменту уже прилично устало от плотного уровня, и, по сути, движение к интеграции и продиктовано желанием завершить наконец этот отрезок, поэтому выход видится как ближайшая цель и как освобождение от уже порядком замучившего опыта.

Многие высшие я испытывают совсем не лишенный оснований страх перед полной интеграцией (и это нередко становится поводом затягивать пребывание на плотном уровне, раз за разом отказываясь идти дальше в это состояние). Связано это с тяжелыми эффектами процесса, которых совершенно невозможно избежать, сколько ни готовься.

Но для начала посмотрим на ключевые составляющие полной интеграции.

Добровольное и осознанное согласие человека. Краеугольный камень процесса интеграции с выходом в дальнейшую жизнь по светлому принципу. В темном коридоре человека могут и развести, то есть отчасти обмануть, а в случае приверженности светлому принципу коридор по такому пути не пропустит, если не было получено согласия человека с пониманием, что ему предстоит, и об этом высшее я должно ему сообщить во всех подробностях.

Для человека это, по сути, означает конец собственно человеческой жизни во всех смыслах: тут и расставание с человеческими целями (всю дальнейшую жизнь придется посвятить осмысленной адаптации к новому состоянию, новым ощущениям тела, практикам выхода и подготовке к правильной с точки зрения завершения плотного уровня, то есть полностью осознанной, смерти), и перспектива эту личность, по сути, утратить при жизни, потому что сознание высшего я займет большую часть этого интегрированного существа. То есть ситуация для человека вполне может выглядеть как переживание смерти при жизни.

Почему в полной мере не получается сохранить человеческую личность в составе интегрированного существа, стоит сказать отдельно.

Попробуйте смешать в равной пропорции, например, флешку на 2 гигабайта и жесткий диск на миллион терабайт. Получится? Вот потому и выходит, что личность в такой ситуации, по сути, окончит свои дни, растворившись в высшем я. В силу того, что размеры сознания, информационной начинки, памяти, способностей в случае высшего я с огромным и несопоставимым перевесом накроют человеческую личность, любую, даже самую важную в цепочке жизней на определенном этапе, даже самую сильную и способную.

Можно сказать, что интегрированная сущность — это, по сути, высшее я, размещенное в тело осознанно, плюс личность, осознанно умершая и занявшая место внутри высшего я, а высшее я как бы выворачивается наизнанку, начиная жить интерфейсом текущей личности в качестве человека.

Полное погружение высшего я тело. Высшее я должно смочь полностью разместить свое тонкое сознание в тело и подключиться к его ощущениям, к мозгу как к физическому носителю сознания. Что означает, что даже «выйти покурить» в состояние «чистого высшего я», которое привычно на тонком плане, уже не получится. На тонкий уровень интегрированному высшему теперь можно попасть только через тело и его возможности. Понятно, что при этом картинка и ощущения становятся совсем не такими, какие были привычны до интеграции.

К сожалению, и для высшего я, и для человека интеграция тонкого сознания в тело чревата весьма травматичными переживаниями, часть которых я уже описал, рассказывая о частичной интеграции. В данном случае будет все еще сложнее, потому что нет никаких передышек.

И если в шоковом состоянии, которое может возникнуть в силу тяжелых переживаний, вызванных ограниченностью органов чувств человека, у высшего я произойдет, например, приступ паники, то из него не получится выйти в привычное состояние, прийти в себя, а потом снова пробовать погружение в тело. Это возможно в случае частичной интеграции, а в ситуации полной — уже нет. И приходится, как говорится, решать на месте и теми средствами, которые доступны сейчас, с учетом возможностей тела.

Естественно, тонкие возможности в теле сильно ограничиваются, и здесь можно привести несколько конкретных примеров того, как именно и что при этом чувствует высшее я прежде всего.

Сознание высшего я в привычном виде имеет возможность видеть нечто (даже грубоматериальные объекты) из такой позиции, в которой нет плоскости, ориентации верх-низ, зато есть возможность видеть картинку объемно и фактически из любой проекции, причем со всеми деталями одновременно. Это как бы такая 3D-картина реальности с полным обзором на 360 градусов.

А теперь у вас появляется плоскость, трехмерные координаты, но при этом вы теряете присущую тонкому зрению способность видеть объекты насквозь, теряется их прозрачность, и вы лишаетесь возможности воспринимать предметы сразу во всех проекциях и с разных сторон.

В ощущениях высшего я это часто означает буквально беспомощность, особенно поначалу. Все равно что на человека надеть очки, искажающие и его зрение, и цветопередачу и вообще показывающие ему какой-то другой совсем мир, не тот, что он привык видеть. И одно дело — оказаться в этом в качестве «сна», пусть даже и сравнительно управляемого, а другое — оказаться в этом в постоянном режиме.

Чувствительность любого высшего я в целом выше, чем чувствительность человека, отсюда получается, что если человеческое сознание порой может что-то не замечать в теле (не ощущать боль, дискомфорт и не знать, например, о развитии каких-то хронических заболеваний), то высшее я намного острее воспринимает все то, что происходит в теле, и боль становится сильнее, дискомфорт — ощутимее, а болезни — куда заметнее.

Речь, впрочем, идет не только о физической чувствительности, но и об эмоциях тоже. Эмоциональность, как чувствительность, у любого тонкого существа выше человеческого уровня. И высшее я обычно натыкается на фактическую невозможность проживать в человеческом теле и выражать через него тот уровень чувств, который есть у высшего я «в норме». Приходится жить, буквально давясь своими чувствами, потому что как минимум на первых этапах интеграции крайне трудно вообще разместить настолько мощный эмоциональный поток в тело человека.

А это еще и создает ему дополнительную нагрузку, образуется нечто вроде психосоматических реакций: тонкая сфера перегружает тело, создавая в нем порой тяжелые симптомы, но при этом ничего сделать со своим уровнем чувств высшее я не может, потому что это — часть его сути. Приходится, как говорится, впихивать невпихуемое, от чего тело трещит, болит и создает высшему я еще больше страданий и негативных переживаний вокруг телесности.

К тому же многие вещи при интеграции приходится перестраивать заново. Не все человеческие привычки получится перенять и встроить в новую структуру жизни, порой полностью погруженное в тело высшее я вынуждено заново осваивать человеческие навыки, включая простые бытовые действия. Это связано с тем, что в человеческом теле многое зависит от обучения и приобретенных рефлексов. Со сменой восприятия сознание становится фактически другим, а это так или иначе это влияет на наработанные ранее шаблоны поведения, они могут с треском обрушиться.

Или вот еще пример — сон. Высшее я на тонком уровне никогда не отключает свое сознание, на то нет никакой необходимости. Так как нет тела, нет и той усталости, которая требовала бы отключить сознание и перенаправить работу мозга на настройку внутренних органов. У высшего я есть другое — состояние, которое можно было бы назвать гибернацией, и хотя в нем основная активность сознания высшего я ставится на паузу, тем не менее, очаг самосознания всегда сохраняется.

А теперь представьте, что вам предстоит буквально… исчезнуть на время, чего вы никогда не делали ранее, так что вам вообще незнакомо состояние «меня нет», «сознание отсутствует». Естественно, высшее я может ощутимо бояться этого состояния в силу отсутствия привычки и понимания того, куда, собственно, уходит в этот момент вечное и на деле не останавливающееся сознание.

И все это приходится переживать и изучать на собственной шкуре, и никакая предварительная подготовка, увы, не спасает. Потому что тренировка, допустим, в виде часовой экскурсии вдоль берега на кораблике все равно не расскажет вам достаточно о путешествии через океан, даже если этих экскурсий у вас будет сто штук в сумме.

И этот путь через океан — с очень приблизительным расчетом времени и непрогнозируемой погодой. Где и когда в действительности ты сойдешь на берег, если вообще сойдешь, и каким?

Но ты сделал свой выбор, ступаешь на борт, корабль отчаливает, и даже если через время ты взвоешь от невыносимости штормов, качки, болезней, голода, усталости и страхов — ничего уже не изменить, и останется только как можно крепче держать штурвал в надежде, что все же доплывешь…

Впрочем, сходным образом чувствует себя в процессе интеграции и человеческая личность: она, конечно, ощущает порой болезненные эффекты в теле, но еще чаще (и в большей степени) страдает от изменений сознания.

Полное соединение сознаний высшего я и человеческой личности. Нравится нам это или нет, но на входе в интеграцию, да и изначально, если говорить обо всей конструкции человека, в нем находятся два сознания, привязанные к одному телу, и чтобы они соединились в единое, нужно сначала принять, что их два. А как это называется на языке нынешней культуры? Правильно, шизофрения.

Как только человечество из этого ни выпутывалось, если говорить о той его части, которая хотя бы признает у человека наличие потенциально бессмертной сути. Например, концепциями, что никакого отдельного от самой личности высшего я в человеке нет, а та его вечная часть, которая путешествует по воплощениям, — это его же, человека, сознание, у которого «всего лишь» отшибло память о прошлых жизнях. Временно. А как придет смерть тела, так все и вспомнится.

По сути, подобная идея блокирует контакт человека и высшего я. Но остановить развитие в целом не может никакая культура, даже если по каким-то причинам она «запрещает» допускать возможность двух сознаний в одном теле.

Этот же вопрос решается в культуре еще и такими способами: диалог с голосом высшего я внутри человека порой трактуется как разговор с иной, совершенно внешней по отношению к личности сущностью, например с неким ангелом-хранителем, который, предположительно, постоянно находится рядом с человеком.

На деле постоянно рядом с человеком находится только подключенное к нему, и в том числе к его текущей телесной жизни, высшее я, и никаких хранителей на деле не хватит, чтобы блюсти каждого, да и функции в поле планеты у хранителей несколько иные. За то, чтобы хранить человека от совсем уж не нужных в судьбе поворотов, отвечает только его высшее я. Насколько хорошо отвечает — уже вопрос индивидуальной жизни. Но признать это порой означало бы, что в вашем теле все же два сознания. А ангел решает эту проблему, продолжая оставаться внешним и как бы исключая шизофрению.

В ситуации контакта между высшим я и человеком, когда высшему я удается все же донести, что оно не ангел, не сторонняя сущность, а именно внутренняя часть, равноправная на деле с человеческой личностью в прохождении этого урока, возникает вопрос: как вообще воспринимать тот факт, что у тела, по сути, два сознания и им нужно как-то договариваться между собой, если речь именно об осмысленном взаимодействии?

А меж тем, если уже говорить о стадии интеграции, без осмысленного взаимодействия тут не получается. Высшее я должно, для начала, выстроив этот контакт двух сознаний, сообщить человеку о том, что ему предстоит, и выяснить степень его готовности и добровольности согласия. И, если вы помните, согласие к тому же должно быть осознанным. А осознанность процесса предусматривает, что с этим двойным сознанием человеку придется как-то освоиться, что и происходит на стадии активно развивающегося контакта между высшим я и человеком в такой жизни, предполагающей полную интеграцию.

Готовят человеческую личность к подобному, безусловно, заранее. Это не означает, что контакт будет строиться прямо с раннего детства (не всегда такое нужно, иной раз это может быть преждевременно и для личности не всегда полезно), главное, что такой человек изначально будет настроен заниматься практиками развития сознания и управления им — уже с подросткового возраста. Иначе есть риск просто не выдержать предстоящего.

Поэтому когда к моменту начала интеграционного процесса для человека окончательно становится ясной ситуация с двойным сознанием и контактом с высшим я, он, как правило, уже достаточно внутренне зрелый, чтобы смочь справиться с этим сложным взаимодействием внутри себя самого и буквально не сойти с ума.

Случаи, когда человеческое сознание это не выдерживает, впрочем, не редкость. Иной раз тем высшим я, которые решили двигаться в сторону полной интеграции и выхода и внутренне сами дозрели до этого собственным сознанием и опытом, приходится далеко не одну жизнь намечать параметры личности, выяснять, на что именно в характере человека, в его навыках и подготовке со стороны самого высшего я нужно прежде всего обращать внимание, чтобы не допустить срыва в процессе интеграции. Ведь у высшего я было множество жизней, чтобы дойти до этой стадии и готовности к ней, а вот человеческую личность придется к такому подготовить всего за одну жизнь, что на деле достаточно непросто.

Но все равно это только часть процесса: установить контакт с человеком, объяснить ему все, что предстоит, помочь осмыслить и в перспективе — получить то самое согласие на интеграцию. Даже если все это прошло сравнительно гладко (чего почти никогда не бывает), то дальше начинается сам интеграционный процесс, и в нем сознание человека претерпит изменения, о которых он ранее не догадывался.

Очень сложно на этом этапе со стороны высшего я объяснить человеку, что именно будет происходит с его сознанием. Поначалу это объяснение сводится к понятию о соединении сознаний, что не выглядит страшным в первом приближении. Но на деле человек утрачивает все привычные ориентиры.

У него были (и это естественно) вполне человеческие цели и желания, у него была его единственная память жизни, единственное тело, которое он знает, и восприятие его основывалось на той картине и тех ценностях, что он приобрел, пусть даже с участием высшего я, но все равно — на человеческом уровне. Тонкий уровень для него, даже при наличии каких-либо знаний о нем, пока еще предмет веры, предмет частичного опыта, но не реально существующая опора в жизни и пока еще не настоящая реальность.

А теперь представьте, как вы медленно начинаете переплавляться в этом горниле соединения сознаний, в процессе чего вы, человек, вдруг осознаете все большие и большие куски памяти других жизней, которые воспринимаются по степени живости и внутреннего ощущения достоверности как свои, вы начинаете видеть мир не через призму человеческих ценностей, а все больше и больше — через понятия, смыслы и даже термины своего высшего я. И, естественно, при этом меняются приоритеты: тот же выход для вас в таком случае станет намного более важной задачей, а вот человеческие цели начнут благополучно растворяться в небытии.

Кроме того, у вас в сознании начинает формироваться «второй слой» — способность параллельно с привычным человеческим восприятием видеть тонкий план, и происходит наложение тонкой информации на информацию от обычных органов чувств.

Вся человеческая культура тоже начинает представать в ином свете. В ней прослеживаются уже не только человеческие мотивы и цели, а на смену привычному пониманию закономерностей развития общества приходит взгляд сверху. Траектория цивилизации не мыслится уже отрезками вроде ста лет, которые привычны человеческой личности, и не ограничивается сменяемостью человеческих цивилизаций на одной планете, но включает в себя взгляд через призму множества миров и разных видов человека, память о которых сохранена у высшего я. И, как следствие, многие вещи в культуре и обществе вообще теряют свою былую важность и становятся совершенно бессмысленными, а у социальных процессов обнаруживается совсем иная подоплека.

Все это поначалу создает ощущение, что былая реальность полностью утратила свой привычный облик. Как и для высшего я, впрочем. Но если для высшего я крайне важно на момент начала интеграционного процесса загрузить в человеческое сознание свой основной архив (память жизней, навыки, знания о конструкции мира, нужные практики для дальнейшей интеграции, память о важных связях и отношениях), чтобы не забыть свою суть и не потерять связь с собой, то у человека задача несколько иная — принять, что его сознание теперь не будет являться основой этой интегрированной сущности, и то, что ему на деле предстоит, — смерть его сознания при жизни.

Впрочем, постепенное изменение сознания человека в сторону растворения в высшем я травмирует меньше, чем первоначальный ужас от подобного масштаба изменений окружающей реальности и собственного восприятия. В целом, если говорить о человеческой личности, сознание человека в процессе такого растворения в итоге скорее испытывает облечение от возможности отпустить жизненное напряжение и в каком-то смысле довериться большему.

Но осложняется это тем, что шоковое состояние высшего я на входе в интеграцию из-за ощущений тела прилично влияет на общее состояние вступившего в период интеграции сознания, к тому же сложной проблемой интеграции становится потеря диалога, причем происходит она именно в этом весьма неустойчивом состоянии начального соединения сознаний.

Представьте, вы, как человек, сначала долго учились общаться со своим высшим я, выясняли по поводу планов на эту жизнь, думали, разбирались в себе, строили отношения со своей вечной частью и даже, предположим, вполне в здравом уме, осознанно дали согласие на интеграцию. А потом вы, во-первых, потеряли ощущение себя самого как однозначно понимаемой человеческой личности, а во-вторых, потеряли того, кто поддерживал вас во всех этих решениях, кто был с вами постоянно в контакте, кто был для вас во многом опорой.

Это же касается в данном случае и высшего я: в попытках частичной интеграции на пути к полной высшее я привыкло опираться на сознание человека и записанный в нем телесный опыт, который и позволяет глубоко погрузиться в плотное бытие и перенять по максимуму у личности ее навыки восприятия тела и обращения со своими органами чувств.

Дальше, после соединения сознаний и потери диалога, наступает, пожалуй, самый сложный период интеграции и для человека, и для высшего я — период, когда сознание шатается: то в нем проступает очень отчетливо высшая часть, то кажется, что в большей степени доминирует человеческая, но при этом получившееся сознание невозможно в итоге свести ни к тому, ни к другому. В таком состоянии буквально каждый день можно вставать с вопросом «кто я?» и часами искать на него ответ. Не говоря уж о том, что нередко в такой период хоть как-то приходится поддерживать социальную жизнь — работать, общаться хотя бы иногда с людьми по жизненно важным вопросам.

Очень большую поддержку на этом этапе обычно оказывает старший. Чаще всего — особый наставник, специализирующийся на выходных практиках и имеющий достаточно мощности и знаний, чтобы оперировать слоями поля земли. Он же должен после базового соединения сознаний провести практику перехода: интегрированное существо «отвязывается» от поля планеты в части судьбы и ее сценариев и «приписывается» только одной части поля — коридору выхода.

Но, пожалуй, самая важная функция старшего на этом этапе — помощь в поддержании целостности сознания и поддержка интегрированной сущности в части саморегуляции и способности выдерживать эти шатания сознания. Он также обязан давать (и делать вместе с выходящим) практики, направленные на урегулирование этого процесса.

Легко ли не сойти с ума, поминутно спрашивая себя о том, кто ты сейчас и что есть реальность? И можно ли остаться собой, если ты больше не помнишь себя — того, что был до этого? То есть помнишь, как когда-то было, но столь же отчетливо осознаешь, что этого уже точно больше нет. И из теперешнего себя все, что ты прожил, кажется иным. Это происходит с обеих сторон: человеческая часть сознания больше не сможет развидеть реальность тонкого опыта своего высшего я, а высшее я, в свою очередь, не может развидеть свое погружение в тело и изменения, которые наступили при подключении сознания к физической реальности. Никто из них уже не будет прежним, и хотя в суммарной личности условная доля высшего я значительно больше, чем сознания человека, тем не менее, каждая часть в этой переплавке вынуждена переваривать совершенно иное восприятие реальности и вообще находить новую точку сборки в этом мире.

Гармония, выраженная в единстве и равновесии тонкого и плотного в человеке, хрупка и недолговечна. Это состояние вспыхивает на миг — краткий миг одной человеческой жизни, а дальше снова — новый виток развития, на котором высшее я, достигшее единства с человеческим, неизбежно уходит дальше: оно больше не может воплотиться в плотную материю после этого опыта, человеческое тело больше не сможет вместить это существо, даже если этих тел будет десять, двадцать…

Некоторые пытаются задержаться в близких к выходу состояниях, не зная, что дальше и куда именно они хотели бы уйти из плотной жизни. Но они в состоянии продолжать жить именно так потому, что человек для них все равно остается сном и неразгаданной тайной, и пока это хотя бы в какой-то мере так, можно продолжать свое путешествие по жизням.

Но как только творение соединилось в одно — тайны больше не существует, и дальнейшее развитие на плотном плане для высшего я невозможно.

Можно сказать, что в этих долгих цепочках плотного опыта у человека и высшего я зеркальные задачи: каждому предстоит поверить и погрузиться в реальность иного опыта (опыта тонкого плана для человека/опыта тела и плотных человеческих ощущений для высшего я). Обоим предстоит сделать каждый пласт равноправной частью жизни. Но ведь как сложно в действительности человеку принять тонкое в качестве реальности, и не менее трудно высшему я принять плотный опыт как то, что происходит с ним на самом деле.

Проходят тысячи, десятки и сотни тысяч жизней, прежде чем высшее я учится воспринимать все это не как игру или сон, из которого все равно можно проснуться, а большей частью — вообще смотреть его урывками. Лишь в какие-то острые моменты ты не можешь остановить это сновидение, но в итоге все равно просыпаешься и задаешься вопросом: это действительно было в реальности — или это все же не реальность, а у каждого из нас своя жизнь, и пересекаются они лишь краем, как сон пересекается с тем бытием, которое мы называем настоящим?

Человек, нашедший дорогу к интеграции с высшим я, всегда будет аутсайдером при любой культуре, ведь не только люди, а и подавляющее большинство высших я не готовы к этому. Само по себе это явление всегда будет оставаться чем-то одиозным, чаще всего таких людей считают или странными, или вовсе сумасшедшими, и только немногие, кто уже вступил на тот же путь, будут черпать знания у того, кто решился на интеграцию.

Поэтому и человеческой личности, и высшему я приходится серьезно готовиться к такому шагу, осознавая всю меру риска, труда и испытаний, которые придется проходить на этом последнем отрезке плотной жизни. И выбор, совершаемый каждым из двоих перед окончательным соединением, должен быть сделан с полным пониманием и дальнейшей траектории, и смыслов, которые в это вкладываются.

Интеграция порой напоминает мне прекрасный танец двух фундаментальных граней бытия, двух потоков, двух существ, решившихся бросить вызов тайне, но танец этот — по острым лезвиям ножей, где постоянная боль — плата за большие возможности осмысления этой жизни и за ту осознанную уже вечность, что ждет впереди.

Читайте полную книгу «Вечность в деталях: взгляд на устройство вселенной с тонкого плана. Часть 1. Фундамент мироздания»:

Введение

  1. Вселенная и ее вечный двигатель
  2. Карма
  3. Что такое высшее я
  4. Как формируются звездная система и планеты
  5. Тонкое поле планеты и его функции
  6. Как появляются люди на планете
  7. Обучение человека: культурное поле и посланники
  8. Откуда берутся высшие я и как они стыкуются с человеческими телами
  9. Судьба и выбор воплощений
  10. Отношения высшего я и человека, интеграция
  11. Что будет после смерти
  12. Выход с плотного плана
  13. Идентичность высших я
  14. Отношения и взаимные чувства высших я
  15. Добро и зло: о природе зла
  16. Добро и зло: выбор
  17. Добро и зло: кармические балансы
https://glubina.space/vechnost-v-detalyah-1-integraciya-10/

Автор публикации

не в сети 16 часов

Anton Nesvitsky

349
Дорогу осилит идущий. А идущий осознанно - намного быстрее...
Комментарии: 16Публикации: 201Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Публикуйте записи в свой личный блог!
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля