Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 5. Хозяева Земли

5. Хозяева Земли

Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 5. Хозяева Земли

Рассказ о нашей планете имеет смысл начать с того, кто сейчас является хозяином этого мира. Точнее, хозяевами, потому что у Земли их трое.

Да, на месте создателя и/или держателя мира творец может оказаться не один. Такие варианты чаще встречаются в темном спектре творцов, чем в светлом. В последнем чаще принято все же нести индивидуальную ответственность за мир, а в темном бывает так, что возможность спихнуть хотя бы часть своих ошибок, если что, на партнеров побуждает собираться в товарищества. Подобное еще случается там, где творцы достаточно молоды, не так давно начали создавать и развивать миры, и по сумме факторов им бывает веселее и даже надежнее в компании.

Все эти моменты можно отнести к нашим хозяевам: они принадлежат темному спектру и еще сравнительно молоды как создатели.

…Наверху в облаках реет черный истребитель,

Весь в парче-жемчугах с головы и до хвоста. (БГ)

Я бы добавил «и на понтах» — и был бы точный портрет наших хозяев.

Власть, слава, деньги, размножение и то, что в христианской риторике назвали бы чревоугодием, — основные земные ценности их стараниями. Впрочем, рассуждать о примитивности наших хозяев тут не получится — если помните, на месте творца можно быть сволочью, но нельзя быть дураком. И стратегия развития этого мира вполне продуманная и взвешенная, другой вопрос, по каким причинам и для чего она такова.

Из знакомых читателю земных реалий наши хозяева больше всего напоминают мне нечто вроде ОПГ (именно поэтому у нас тут в культуре весьма прижилась эта форма — кучка бандитов, которая имеет понятия). То есть при осознанном выборе принадлежать темному спектру у хозяев есть внятный потолок допустимого, и, как и в бандитской среде живущих по понятиям, они беспредельщиков тоже не уважают. Так что поговорим прежде всего об их понятиях.

Есть разные грани темного спектра, и эту я назвал бы весьма умеренной. Бывают миры, где принадлежащие темному принципу хозяева «развлекаются» довольно тяжелыми экспериментами и порой готовы устроить настоящую мясорубку, лишь бы кровь лилась и торжествовал ужас.

Но у наших хозяев позиция иная. Для них светлый принцип и движение по этому пути — просто лишний напряг. В человеческом сообществе всегда есть те, кто считают себя скорее реалистами (при этом будучи циничными на самом деле), и их ключевая идея такова: если зло в целом непобедимо, то уж лучше принять этот факт и не надрываться в попытках натянуть себя на нечто более светлое. Примерно таков и «реализм» наших хозяев.

Умеренность их темного принципа позволяет говорить о том, что далеко не все в нашем мире — беспросветный мрак. Есть и хорошее, безусловно. И не в их интересах было оставлять общество исключительно в состоянии каменного века, довольствуясь постоянными батальными и насильственными сценами.

В конце концов, любой творец должен куда-то вести свой мир и куда-то развивать культуру, и даже если он делает это чисто «ради пожрать» (как нередко и бывает в совсем темном спектре, где люди и высшие я в буквальном смысле становятся пищей), то все равно в развитие культуры придется так или иначе вкладывать. Однако в случае нашего мира у хозяев были и есть вполне ясные цели развития этой цивилизации, и, безусловно, на весах такого прогресса должны были иметь свое место и ценности светлого принципа. Баланс — в любом случае основа существования и устойчивости развития любого мира независимо от спектра: и темный, и светлый мир все равно нуждаются в определенном соотношении сторон, вопрос лишь в том, каким именно будет это равновесие и насколько сами хозяева в состоянии его поддерживать.

Прежде чем говорить о нюансах и конкретных планах хозяев на развитие текущей культуры Земли, стоило бы несколько слов сказать о том, как они получили в свое распоряжение наш мир.

Начать историю придется с предыдущей формации, тогда Землей управлял другой творец. Его можно было бы отнести к светлому спектру, однако я бы назвал это весьма умеренным вариантом светлого пути. В целом у планеты было пять хозяев до появления теперешних, а тот, кто сотворил саму звездную систему, уже давно покинул этот ареал обитаемого мира.

Предыдущий создатель предпочел выводить свои миры в тонкий спектр, но действовал с большим размахом и иной раз явно не учитывал какие-то важные моменты.

Например, тела предыдущих человеческих формаций были завезены на Землю из других миров, что само по себе не страшно, если вдумчиво и тщательно совмещать их с экологией планеты, внимательно наблюдая за процессом и умея его вовремя корректировать. Но сильно вникать в эти детали совместимости предыдущий хозяин не захотел, частично пустив физику на самотек в силу большего интереса к тонкому пути развития миров.

Основных ветвей цивилизации, выращенных им, было три. Я приведу пример развития кризиса в той, в которой когда-то воплощался я сам, она существовала параллельно с так называемой Атлантидой (естественно, тогда никто ее так не звал, это наименование появилось в античности).

Ветвь цивилизации, что была мне хорошо знакома, стала в итоге прародительницей древнеиндийской культуры и в целом древней культуры Восточной и Юго-Восточной Азии. В частности, изображения индийских богов с голубой кожей пошли именно оттуда: те тела действительно имели подобный цвет кожи, а средний рост человека той формации составлял почти три метра.

Тела, просуществовав далеко не одно тысячелетие сравнительно сохранно, все же начали в итоге трещать по швам, потому что не были как следует совмещены с земной экологией, и такой процесс был вполне закономерным — в популяции накопились генетические болезни и стало сдавать общественное здоровье.

Кстати, сделайте себе пометку на будущее, потому что дальше я буду описывать динамику текущего передела мира: вот откуда, среди прочего, наши нынешние хозяева взяли сценарий перезагрузки с медицинским уклоном. Ничто не ново, а творцы вполне себе не гнушаются перенимать опыт — все же не гордыней единой живы даже темные.

В общем, предыдущий хозяин сначала решил, что попробует методом генной инженерии наладить связь тел с экосистемой. Но людей нужно убедить в необходимости подобных вмешательств. Чаще всего внедрить их можно в составе лекарства, призванного помочь в лечении какого-то распространенного заболевания. Заболевания — одно или несколько — действительно имеются, но чаще их угроза преувеличивается именно для того, чтобы сделать возможным массовое применение лекарства. И не всегда в таких случаях целью является обман и чистый эксперимент. Но порой очень трудно объяснить людям о накоплении болезней в популяции, о необходимости что-то менять, в том числе ради будущих поколений и в целом выживания вида, тем более у многих людей масштаб мышления в принципе ограничен только собственным человеческим сроком жизни, в лучшем случае — парой поколений вперед, и то с радением исключительно о собственных детях и внуках, а в целом человеку свойственно жить в парадигме «после нас хоть потоп». И это логично — трудно осмыслить те перспективы, которые способен вмещать в себя любой рулевой мира, мыслящий масштабами миллионов лет и траекториями развития не одной цивилизации.

Однако предыдущий хозяин великим экспериментатором был, можно и так сказать. Соблазн собственного любопытства, переходящего порой грани разумного, привел к походу в духе «ну раз уж все равно придется редактировать геном, то, может, попробовать еще то и это и посмотреть, что будет?..». И, как это случается порой, эксперимент вышел из берегов, потому что изначально внедрять серьезные этические рамки хозяин не считал нужным, ему скорее было даже интересно: а куда оно все само зайдет?

Зашло оно далеко: за то время, пока мир выводился в тонкий спектр, люди возомнили себя едва ли не богами. Поэтому доверие самому хозяину к моменту внедрения «лекарств» было уже в той или иной степени прилично подорвано, а так как он сам же и насадил развитие тонких способностей, причем довольно сильно форсируя темп, то часть людей хорошо понимала, где именно искать причины происходящего. В итоге тех, кто осознавал достаточно, как мир устроен и кто на деле «вертит ему руль», хватило для того, чтобы зарядить народные массы на протест.

После того, как проблемы со здоровьем в этой цивилизации стали очевидны для всех, а планы хозяина — для самой осведомленной в тонких практиках части общества, в нем началось серьезное противостояние, чем-то напоминающее происходящее вокруг пандемии сейчас: одни верили новомодным лекарствам и искренне считали, что наступающие болезни можно остановить только так, другие хорошо поняли идею хозяина, почувствовали, что здесь не только радение о здоровье, но и даже в большей степени — желание провести эксперимент, а как следствие — не считали такое вмешательство безопасным, поэтому отказывались от тех препаратов. Целители и тонкие практики пытались лечить людей от наступающих болячек без модных лекарств, местами даже снимали тонкий код этого генного редактирования с тех, кто по глупости начал подобное «лечение».

Хозяин, поняв, что с самоуправством люди явно переборщили, по крайней мере по его меркам, стал завинчивать гайки. Сейчас примерно так в нашем обществе выглядит принудительная вакцинация.

Условия жизни становились все труднее, людей, избегавших «лечения», давили морально, да и материально, лишая средств к существованию, поддержки общества и государства, ограничивая социальную жизнь, сгоняли в резервации (фактически — концлагеря), запугивая тем, что на вольных хлебах они все перемрут. В обществе, довольно развитом по части тонких практик, весьма свободолюбивые и уверенные в своем видении люди начали прибегать к все более тяжким формам протеста и готовы были рвать глотку любому, кто подойдет близко с новомодным лекарством. Те же, кто меньше доверял тонким знаниям и кого удалось эффективно запугать, впадали в панику и шли сдаваться на эксперименты. Все светские власти в тот период продались хозяину напрочь, их не интересовала уже жизнь людей. Им-то ее в любом случае обещали сохранить.

Поняв, что генетический эксперимент не пройдет безболезненно, и по сумме прочих факторов (включая уже уничтоженную к тому моменту Атлантиду) хозяин принимает решение окончательно прекратить существование и этой цивилизации тоже, впрочем, как и третьей ветки. Можно сказать, что причиной уничтожения всех трех и стала крайность в освоении людьми тонких способностей, приведшая как к развитию собственного «всемогущества», так и к конфликту с рулевым мира. Облегчало такое решение, среди прочего, то, что на Земле к тому моменту уже был начат следующий проект — нулевого цикла (его итогом и стала наша текущая цивилизация).

И вот именно в этот момент на горизонте появляются наши теперешние хозяева и предлагают предыдущему творцу передать мир им. Момент оказался удачным — целых три уже стертых цивилизации, определенное количество отягощений заставляли прежнего хозяина крепко задуматься: вытянет ли он теперь этот мир, даже учитывая новый проект? И как ему справляться с теми долгами, которые сам себе наработал своей жаждой эксперимента?

Так как он все же не относил себя к темным, как наши текущие, он решил, что это, в конце концов, хороший выход из обременительной для него ситуации. Передать мир другим хозяевам, готовым, по сути, взять на себя его отягощения (вместе с нарождающимся нулевым циклом), — это избавляло как минимум от части кармических долгов. А признать свои ошибки и начать сначала на другой планете казалось не таким уж и плохим вариантом.

Наши хозяева тоже получали свои выгоды: для начала — готовую звездную систему и планету со сложившейся и уже стабильной органикой. Темные творцы вообще редко монтируют звездные системы, наши, например, ни разу не делали этого сами. Ну понятно: а зачем напрягаться? Можно же за другим подобрать. И в этом смысле от темных есть польза: они избавляют творцов более светлого спектра от отягощений, позволяя тем хотя бы отчасти спасти свою карму. И по факту куда хуже было бы, если бы уничтоженным на планете оказалось буквально все.

В общем, сказано — сделано, власть передана, код поля планеты переписан, и новые хозяева окончательно вступили в свои права.

А теперь перейдем к самим их идеям и понятиям.

Взялись за дело они весьма активно. В целом поднять нулевой цикл — дело вполне кармически позитивное. Создание жизни в больших количествах с точки зрения мироустройства — ощутимый плюс. И проект ураганного размножения здесь вполне удался.

Для начала — интересная деталь: если помните из биологии, у большинства млекопитающих существует четкий период для возможности зачатия — эструс, он очевиден и самцам, и самкам. Спариваются млекопитающие только в этот период, который обычно случается считанное количество раз в год, а чаще и вовсе только один раз.

У некоторых приматов (хотя их виды отличаются порой, и существенно) появляется способность спариваться круглый год, а также то, что называют скрытой овуляцией. Объяснение самому этому факту у высших животных есть: чем более сложно устроено животное, чем более развита кора больших полушарий мозга, тем сложнее навыки, которые ему нужно усвоить, и тем длиннее период взросления. А соответственно самка больше нуждается в поддержке самца. Возможность круглогодичного спаривания создает более тесные связи между партнерами, в том числе цементирует группу, стаю. К тому же это страхует от инфантицида, принятого у некоторых млекопитающих, прежде всего у приматов. Самец в своей жажде спариться может убить детей приглянувшейся самки, рожденных от другого. А скрытая овуляция делает момент отцовства неочевидным.

Однако у большинства видов приматов наблюдаются внешние проявления овуляции, и они достаточно отчетливы.

И вот тут мы имеем определенный выбор со стороны творца, строящего тела на данной планете из местных приматов: можно ведь сделать этот период более выраженным, сохранив ряд признаков, свойственных животным, а можно, наоборот, приложить все усилия для того, чтобы овуляция была незаметной совсем. Такую генетическую доводку, расстановку акцентов можно сделать даже на более поздних стадиях конструирования человека из примата, в том числе тогда, когда в нем уже присутствует высшее я.

Хотя базовая конструкция тел была заложена предыдущим творцом, наши хозяева сделали доводку, которая максимально скрыла овуляцию. В антропологических исследованиях мы находим упоминания о том, что первобытные люди (причем не в одной культурной ветке) даже не связывали секс с зачатием. И понятно, что полное отсутствие знаний о периоде, пригодном для зачатия, делало проект быстрого размножения довольно успешным в целом, особенно на ранних стадиях развития, когда смертность в популяции была достаточно высокой, а медицина еще даже в проекте не существовала.

Но тут и со стороны культурного поля можно поступать двояко: в культуру можно вносить знания об этом периоде (которые в нашей цивилизации появились только в 30-х годах ХХ века вместе с «открытием» гормонов и прицельным исследованием этой темы), а можно, наоборот, максимально помалкивать об этом и создавать совершенно иные настройки культуры, которые, вместо того чтобы акцентировать баланс со средой и повышение осознанности выбора в теме размножения, направляют все усилия на быстрое производство тел буквально на износ.

И теперь поговорим об этих культурных настройках. Чтобы организовать настолько интенсивное деторождение, нужна культура насилия. Потому что если женщина будет знать о периоде, пригодном для зачатия, сама начнет регулировать свой секс и рожать по желанию, никто такими темпами размножаться не будет. Инстинктов у человека нет, роды — дело трудное и опасное для человека, люди быстро понимают риски, и если давать им возможность выбора, они в основном не рвутся кого-то осчастливливать кучей детей.

В основе культуры насилия лежит несколько ключевых идей. Прежде всего — секс по принуждению: регуляция женского полового поведения, культ девственности, дабы контролировать отцовство, идея о том, что женщине не особо нужно сексуальное удовольствие или даже не положено, секс должен быть по требованию мужчины, а самой женщине он необходим исключительно для размножения.

Появляется в культуре и идея о том, что рожать «сколько бог/природа даст» — это и есть единственное «естественное», женщина превращается в подчиненную фигуру, которой отводится роль исключительно в сфере хозяйства, бытового обслуживания, выращивания детей (причем во многих культурных ветках этой планеты — в основном выращивания сугубо физического, потому что на идейное наполнение в таких слоях культуры женщину тоже принято было считать не способной, так что обязанность обеспечить уже идеологическое воспитание ложилась на мужчин семьи, особенно если ребенок — мальчик).

Не то чтобы наши хозяева всерьез считали, что женские мозги своим качеством и фундаментальными способностями отличаются от мужских, устройство человека на деле им, конечно же, хорошо известно. Но сама по себе идея активного размножения, причем «так, чтобы сильно не напрягаться и все получилось быстро», предполагает и такие вот «силовые» решения.

Мужчинам тоже, впрочем, не сильно везет в подобной патриархальной культуре, они, по сути, становятся обязанными насиловать. А потом искать способы обеспечивать плоды этого насилия. К тому же есть смысл понимать: у мужчин нет каких-либо биологических побуждений к отцовству в принципе (биологические можно свести к «разбросать семя по популяции», что даже в сознании может быть никак не связано с самими детьми, а вот выращивать и проживать с ними жизнь — это потребности уже чисто социальные, если таковые вообще есть). У женщин же биологические побуждения бывают, но нет никаких гарантий на деле, что в любом женском организме «включатся гормоны», чтобы действительно захотелось детей.

Соответственно, никто мужчин в такой культуре не учит растить свое потомство, воспитывать, быть заинтересованным в его развитии. В этой культуре мужское «достоинство» среди прочего определяется лишь количеством отпрысков, но не качеством и не степенью вложений самого мужчины в воспитание.

Как следствие, имеем при этом откровенно плохое отношение мужчин к детям или как минимум безразличное и незаинтересованное (ну потому что такое количество детей и вообще их обязательное наличие им жестко навязала культура, и до сих пор нередко от мужчин слышишь о том, что они не знают, что с этими детьми делать, им «неинтересно»). Подспудное навязывание этой роли чувствуют многие, но изнутри осознать это насилие со стороны культурного поля на деле могут единицы.

Еще одна интересная деталь, касающаяся секса. В этой культуре мастурбация и вообще любое самоисследование в этой области стигматизировано. Полноценным секс считается только с партнером, а в текущей нашей современной культуре мы наблюдаем идею, вызревшую как раз на этой почве: секс с партнером обязательно нужен «хотя бы для здоровья». Это тоже умышленная ложь, направленная на проект быстрого взлета нулевого цикла.

Если человеку не внушить, что партнер для секса ему необходим буквально для выживания, то он легко на деле приличную часть своей половой активности успешно осуществит один, и именно этого будет вполне достаточно для пресловутого поддержания здоровья. Кроме тех ситуаций, в которых ему действительно нужен именно контакт с партнером, а это — в том числе и иные потребности (кроме физической разрядки — эмоциональные в основном, и они, конечно, куда более сложные, чем банальная физическая хотелка).

Соответственно вся сексуальность у людей здесь прилично поломана: потребность в физической разрядке путается с потребностью в контакте, в итоге нередко получается не контакт, а мастурбация об другого. Другой в этом контакте сам по себе, как человек со своими чувствами, вообще не интересен, отсюда и распространенное отсутствие внимания мужчин к женскому удовольствию.

Иногда мужчины буквально насилуют себя сами: им нужна лишь разрядка, но культурная парадигма заставляет размещать это желание только в партнершу, а так как на деле контакт не нужен, то и происходит все с безучастностью к женщине.

Женские проявления сексуальности в этой культуре вообще, можно сказать, подавлены на корню. Единственным стимулом к ним долгое время фактически было материнство и возможность создать семью, то есть не остаться одинокой, и секс становился формой платы за это. Сам факт оргазма, даже если он вдруг случился спонтанно во время полового акта, нередко скрывался женщиной даже от мужа.

Понятно, что во все времена находились и более смелые, и более умные, кто выходил за эти рамки и пробовал раскрыть собственную сексуальность более глубоко, но это скрывалось тогда ото всех других, даже тех, кто был в целом близок по-человечески. В обществе такие люди продолжали нередко делать вид, что у них «все как у всех».

Интересна и другая сторона вопроса, другая крайность в этой сфере — то, что в данной культуре принято называть развратом. В исторических источниках факты таких явлений описаны практически во все времена. Конечно, чаще они описаны с позиции осуждения, но не только.

Здесь важно понимать одну вещь: если нечто подвергается строгой цензуре, жестко регламентируется, утрамбовывается исключительно в одно русло, то, естественно, вся нереализованная энергия в этой сфере на какое-то время неизбежно становится плохо управляемой со стороны самих людей.

Человеческая сексуальность – куда более сложное и творческое явление, чем просто физиологическая потребность, продиктованная исключительно необходимостью размножения. И, конечно, если на весь этот широкий спектр проявлений сексуальности наложить множество запретов, то накопленные и нереализованные потребности рано или поздно вырвутся на свободу в крайних формах. Человека, чья сексуальность долго сдерживалась культурой, можно уподобить пережившему голод: в сильных эмоциях прожитого дефицита пищи, дорвавшись, он начнет набивать желудок до тошноты.

Но использовать в своих интересах можно и эту крайность, если уметь. И особенно ярко это в культуре проявлено сейчас: сексуальность является средством манипуляции с целью продажи определенных услуг и товаров. Да и в целом она становится чем-то вроде маркера полноценности.

Например, человек, который не имеет регулярной половой жизни, объявляется недостаточно успешным с точки зрения текущей культуры. Он должен не просто иметь секс, а иметь разнообразный, яркий и удовлетворительный секс, а главное, его должно быть много (и в ряде вариантов – с как можно большим количеством партнерш/партнеров). И это все общество вынуждает порой так или иначе транслировать на публику. Так и балансирует культура на двух крайностях — запретах и, наоборот, фактическом принуждении к сексу и обязательной демонстрации собственной сексуальности.

И если человек не делает этого достаточно ярко, то его эмоциональные проблемы (нередко это о женщинах, но и мужчинах тоже бывает) могут объясняться в обществе отсутствием регулярной половой жизни, причем именно с партнером.

На деле это тоже натяжка. Даже если мы посмотрим на животных, жестко кодированных инстинктами, то увидим, что никто не умирает от отсутствия спаривания. И даже не сходит с ума, и вообще продолжает свою нормальную жизнь, как и раньше. Человек, имеющий на деле более разветвленные (и взаимозаменяемые в большей степени, чем у животных, но и более разнообразные) потребности, вполне может обходиться и без секса, и даже без мастурбации.

Сексуальность — вещь, которая на деле во многом формируется культурой. Например, в этой культуре можно заметить образ мужчины-насильника, который при этом считается выстроенным на основе того, как это происходит в природе. Но на деле в природе так никогда не происходит: самка своего вида никогда не станет для самца добычей, как здесь это обозначают. Это биологический абсурд.

При этом в дикой природе основным инициатором спаривания является как раз не самец, а самка, и изнасилование случается только у высших животных — дельфинов и приматов, что говорит о более сложных социальных взаимодействиях, конечно, чем у прочих млекопитающих. Но самцы не охотятся на самок своего вида, и тем более невозможно было бы говорить о сложившейся картине инстинктивного поведения в духе изнасилования как о норме спаривания.

Однако в современной культуре мысль о мужчине, который должен «охотиться» на женщину и делать ее своей «добычей», никакой критической рефлексии не вызвала, несмотря на возможность понаблюдать вдумчиво за теми же животными вокруг. Понятно, что культура насилия должна была иметь хоть какие-то обоснования, и сами хозяева руками своих посланников активно их поставляли в культуру, а многие люди по-прежнему еще не способны глубоко задуматься об этом.

Кстати, для творцов светлого принципа вопрос развития популяции с точки зрения скорости размножения стоит порой очень остро. В целом-то людей не так уж просто настроить на быстрое размножение. Как сделать это без внедрения культуры насилия? Как дать нормальный старт нулевому циклу, если выживаемость у людей пока еще не очень высока, медицины никакой нет толком, смертность пока высокая, срок жизни краток, много бытовых проблем, а сама жизнь, по сути, протекает в дикой природе, где есть и свои опасности?

Известны случаи, когда цивилизация нулевого цикла погибала, потому что не удавалось выстроить прирост населения в условиях еще относительной дикости, а на культуру насилия творец светлого спектра не был согласен. И порой попытка развить более осознанное отношение к деторождению и привести к развитию популяции путем сознательного выбора людей терпела крах в силу того, что при таком уровне жизни люди вымирали быстрее, чем получалось вырастить осознанность.

Кстати, культ романтической любви, известный феномен этого мира, создается по той же причине: необходимо внушить важность и буквально первичность размножения. Особенно тогда, когда идея долженствования в культуре уже несколько устаревает (а без внесения свежих идей в культуру удерживать ее зацикленность на одном и том же было бы непросто).

А теперь представьте себе миры, в которых этого культа нет. В предыдущих главах как раз такой вариант был упомянут. Влюбленность с подобными эффектами, какие мы наблюдаем здесь, — исключительно культурный феномен. А в других мирах, коих полно, половое влечение — просто половое влечение. Из которого не обязана вытекать ни влюбленность, ни тем более любовь, и никто не считает эти побуждения основой для совместной жизни и судьбоносных решений…

Следующей неизбежной доминантой культуры с подачи хозяев здесь становятся власть и деньги. Сами по себе власть и деньги нейтральны, и нет оснований говорить о том (как это нередко, кстати, и принято в нашем мире крайностей), что деньги и власть — в принципе грязные и темные вещи.

Дело здесь в ином: власть и деньги — это довольно примитивные стимулы для развития, раскачки культуры и прогресса в ней. Это проще, чем сложные движения к развитию осознанности в людях. Простимулируй человека к быстрому обогащению и дай ему установку, что при таком раскладе он будет почитаем обществом, и он интенсивно будет двигать культуру. Под культурой я здесь понимаю не «высокую культуру» развития человеческого сознания, а банальное — материальную культуру.

Надеюсь, вы помните основную идею культурных динамик касательно того, что после стадии плато вырисовываются два основных пути развития цивилизации — технический и тонкий. Понятно уже, думаю, что наши хозяева решили вести цивилизацию по техническому пути, и сейчас как раз происходит поворот в сторону сращивания с машиной и искусственным интеллектом.

Напомню из прошлых глав: на стадии плато можно прилично застрять, а технический прогресс сам редко вызревает в культуре, его надо внедрять. И чтобы людям вообще стали интересны и скоростные средства передвижения (кроме копытных), и развитие средств связи, и прочая автоматизация с индустриализацией, это приходится вливать очень интенсивно, создавать стимулы для подобной поисковой активности людей. А часто фактически вбрасывать новые идеи в плане развития науки буквально сверху. Помните, Менделееву таблица во сне приснилась? В том числе и так это делается.

Порой оказывается, что самый простой способ раскачать прогресс — почести и деньги. Особенно если хозяева мира не сильно озабочены этичностью происходящего, зато очень озабочены идеей быстро сделать из нулевого цикла достаточно развитый технический мир.

Умышленно внедренные ценности — довольно простого характера, отлично вписаны в парадигму культуры насилия и работают в ней. Из насилия ведь любовь к детям не очень-то рождается, токсичные отношения детей и родителей на Земле в целом — это следствие насильственного размножения, и такого человека, сильно недолюбленного в детстве, очень легко развести на славу и деньги, за которыми стоит недополученная любовь и желание это компенсировать через способность управлять другими и быть предметом зависти. Отсюда и безумная роскошь сильных мира сего — это, по сути, подмена любви, но с точки зрения хозяев это быстрое и нехитрое топливо для развития цивилизации.

Я приведу пример того, как в культуре работает подобное топливо. Знакомый многим пример — гонка вооружений и космическая гонка в США и СССР. Особенно впечатляла меня последняя: в обеих странах, и особенно в СССР, изрядная часть населения жила еще фактически в дремучих условиях — у половины страны еще удобства на улице и дровяное отопление, много где не хватало ни нормальных дорог, ни школ, ни больниц, местами откровенная разруха и убожество, а мы выход человека в открытый космос готовим? И если вы хоть сколько-то осведомлены о работе людей в космической отрасли в те времена, то знаете: это буквально было на износ, так, словно все умрут, если срочно не отправить человека на орбиту.

Как накрутили? Да вот как раз на жажде власти и тех самых «понтах». Вопрос, который больше всего волновал (и в силу этой культурной парадигмы до сих пор волнует) здесь большинство живущих, — «кто круче?».

На этом «у кого больше, дальше и толще» и была построена вся космическая гонка. И ведь сработало, несмотря на протесты населения (особенно в США, где были демонстрации и неоднократные заявления в стиле «нам нужны школы, больницы, рабочие места, дороги, менее дорогие продукты и адекватное жилье, а вы пускаете деньги на строительство ракет, только чтобы доказать свое величие»). Что интересно, правильно ведь некоторые подоплеку поняли, но кто ж их слушал…

Советские люди, выращенные в идеологии строительства коммунизма и постоянном ожидании светлого будущего, в тот период уже привыкли к нищете, стахановской риторике и искренне местами радовались, словно это они сами отправили в космос Гагарина. А потому были готовы и дальше героически есть одну картошку с макаронами, пользуясь удобствами во дворе при морозе минус двадцать. Хотя понятно, что недовольные были и в СССР.

Что было важно хозяевам? То, что группа сравнительно соображающих, подогреваемая неуемными амбициями и дефицитом собственного величия, при активном раскачивании темы власти, конкуренции и бесконечном выяснении, «кто сверху», двинула технический прогресс бодрым темпом. Что при этом остальное население осталось в деревянных сортирах — ну кого это волновало?

И еще один штрих: если честно, я мало встречал миров, где создан культ еды. А здесь это тоже выстроено по принципу «меньше напрягаться»: простое удовольствие, начни его культивировать — и будет незамысловатое счастье. И все чувства можно заесть вместе с потенциальной осознанностью. А так как последняя, как минимум до поры, и не была особенно нужна, то таким способом как раз отлично решается вопрос, как притупить сознание, если оно раньше времени проснется.

Алкоголь, можно сказать, еще лучше решает эту задачу — отупляющую, и внедрен в культуру, легализован он тоже не случайно. Что интересно, далеко не во всех мирах знают, что такое алкоголь, а вот психоактивные вещества и конкретно психоделики (различные производные природных компонентов и синтетические вещества, не токсичные для организма в целом, а не то, что мы здесь называем тяжелыми наркотиками) — вещь более распространенная в развитых мирах.

В общем, при таком подходе, как у наших хозяев, средний человек в целом вырастает более управляемым. Зависимый вообще всегда более управляем, а условий для зависимостей разного рода создано достаточно: еда, алкоголь, любовная зависимость, которая в культуре часто к тому же выдается за добро и «подлинные чувства», зависимость от общественной оценки, которая при этом ставит в центр вопросы власти и славы, а не внутренние качества человека и его этичность. Что ж, какие ценности внедряли сами хозяева, такой и мир.

Впрочем, в любом мире соблюдается баланс, и о его аспектах тоже есть смысл сказать несколько слов.

В любом мире невозможно не оставлять проход к свету и подлинным знаниям о мироздании и его законах. Развитие мира, каким бы он ни был темным, тем не менее, строится на обучении людей и вызревании осознанности хоть в какой-то части этого мира. И чтобы поднять нулевой цикл и вот так сравнительно быстро раскачать технический прогресс, все равно нужна динамика полярностей, вечная игра противоположностей и их взаимное напряжение. И такое жизнеобеспечивающее напряжение здесь, безусловно, есть.

В некоторых религиях, учениях все равно остается и поддерживается то, что я назвал бы вариантами пути по светлому принципу, и, конечно же, здесь имеется вполне просчитанная самими хозяевами сетка высших я с таким принципом, причем не только тех, кто пока еще в поиске самоопределения и идентичности, но и уже довольно развитых и сформированных высших я, которые могли бы для хозяев выполнять роль посланников.

Причем для уже определившихся с идентичностью и светлым принципом высших я у темного мира в этом смысле есть конкретное назначение. Зачем, казалось бы, воплощаться в таком мире тем, кто стремится к осознанности, любви, добру в широком смысле?

Например, потому что из такого мира можно быстрее попасть на выход, если эта тема уже возникла и состояние готовности покинуть плотный уровень вызрело в достаточной степени. Любые действия светлого спектра, совершенные высшим я, в темном мире кратно умножаются по своему кармическому весу. Да, такой выход из темного мира — американские горки, где, конечно, будет несладко, зато путь будет не слишком долгим.

К тому же для достаточно развитых сущностей светлого спектра особое значение имеет понимание природы зла и умение без содрогания смотреть в лицо ему именно изнутри. Ведь и светлый принцип нуждается в балансировке, и, чтобы уметь уравновешивать в себе темное, нужно хорошо знать, как оно работает не только в мире, но и в тебе самом. А то так надолго и нос начать воротить от реальности человеческой природы, а конечным итогом станет самовозвеличивание и гордыня, то, что на человеческом языке здесь отлично передает образ белого пальто.

Так что нередко появление высшего я со светлым принципом в таком мире — не досадная ошибка, не случайность или наказание. Нередко это вполне осознанный выбор, имеющий конкретные цели. И, как обычно во Вселенной, сущность может быть в целом не согласна с концепцией конкретного мира, но при этом сам мир может быть способом решить нужные вопросы и продвинуться по своему пути, в том числе и на несогласии с «политикой партии».

Есть и еще один важный момент равновесия. Внедряемые ценности могут работать двояко: с одной стороны, провоцировать некоторых на дальнейший «сон разума», застревание в инфантильности, перекладывание ответственности на прочих, желание получать и ничего взамен при этом не давать. С другой — эти же ценности могут провоцировать и на обратное: чем больше, например, высшее я в такой культуре сталкивается с насилием или сверхценностью власти, тем мощнее вызревает в нем протест против подобного положения вещей. И дальше может формироваться тяготение к иному вектору в себе, а как следствие — возникнет сильное движение к ценностям, противостоящим текущей культурной парадигме. Неоднозначно, правда? Но действенно на всех уровнях, потому что любая парадигма — провокация развития, и порой чем она острее, тем сильнее динамика обоих спектров, и светлого, и темного.

А теперь мы поговорим о том, как конкретно реализуется стратегия хозяев сейчас, в текущем историческом периоде, и о том, для чего и почему происходит тот передел мира, который мы и наблюдаем.

Читать «Вечность в деталях: взгляд на устройство вселенной с тонкого плана. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка» бесплатно:

  1. О творцах
  2. Отношения создателя и мира
  3. Основные векторы развития культуры
  4. Развитые миры: проблемы и преимущества
  5. Хозяева Земли
  6. Вывод мира в технический спектр в текущей цивилизации
  7. Перезагрузка и ее особенности на Земле
  8. Посланники и технологии размещения идей в культуру
  9. Медицинские эксперименты и их основной смысл
  10. Прививочная кампания текущей перезагрузки: цели и суть
  11. Цифровой концлагерь: о страшных сказках и реальном будущем
  12. Странные войны нашего времени
  13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий
  14. Выжить в перезагрузку: ключевые идеи и принципы
https://glubina.space/vechnost-v-detalyah-2-hozyaeva-5/
1

Автор публикации

не в сети 22 часа

Эрием

438
Дорогу осилит идущий, а у развития нет и не будет конца...
Комментарии: 33Публикации: 223Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Групповые занятия
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля