Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 8. Посланники и технологии размещения идей в культуру

8. Посланники и технологии размещения идей в культуру

Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 8. Посланники и технологии размещения идей в культуру

Надеюсь, что после знакомства с логикой работы посланников, изложенной в первой части книги, и работы творца, уже описанной в этой части, понятно: многие идеи появляются в культуре действительно под диктовку сверху. Вот только не всегда эта диктовка получается точной. Сценарии с задачей разместить в культуру некую идею, конечно, раздаются уже заранее готовым к подобным ролям высшим я, и часто это означает ту или иную степень интеграции с человеком, иначе последний будет не в состоянии воспринять информацию от высшего я, а тем более трансформировать ее в связный текст, создать формулу, выдвинуть гипотезу и поставить в рамках науки какой-либо эксперимент, сформулировав выводы.

Однако степень интеграции может варьироваться, как и глубина взаимопонимания между высшим я и его текущей личностью. Безусловно, чем глубже интеграция, тем точнее высшее я в состоянии передать услышанное от рулевых мира, и особые ставки хозяева могут делать на тех, у кого эта степень выше, а тем более на готовящихся к выходу, чья глубина интеграции с человеком стремится к предельной. Отдельным везением для хозяев в таком случае становится выходящее высшее я: ведь в потенциально последней жизни это означает полное соединение сознаний, а значит, в таком случае возможные искажения при передаче информации будут минимальными. Но подобные варианты все же случаются крайне редко, и не получится построить всю концепцию вложения идей в культуру только на них.

Отсюда и получается, что изрядная часть идей вносится в культуру через сценарии с частичной интеграцией, а потому ситуации «не вполне так понял / не совсем то услышал / как-то еще на своем, человеческом уровне проинтерпретировал» — это, по сути, рабочие моменты и обычное дело, которое учитывает любой творец. Поэтому многократные доводки, переписывание текстов, «внезапные» обнаружения дополнений к ним, пересмотры уже укоренившихся, казалось бы, представлений — важная и неизбежная часть развития культурной парадигмы.

Ни один творец и хозяин мира не сможет однозначно сказать, как именно сложится развитие конкретного человеческого сообщества в долгосрочной перспективе. Общий план, каркас — это то, что, безусловно, присутствует. Но какие именно плоды принесет некая размещенная в культуру идея, рулевой мира не обязан знать в деталях заранее, потому что становление цивилизации — все же процесс живой, эксперимент, и значит, у него есть отправные точки, но не стопроцентная предсказуемость, иначе какое тут было бы развитие и пространство для выборов?

Динамика цивилизации — всегда в каком-то смысле диалог между творцом, строящим план развития, выбирающим спектр будущего мира и его основные цели, и реакциями людей на идеи, знания и перспективы, заложенные им в культуру. И шаг за шагом приходится выверять, как отреагировала цивилизация. Что произошло и почему? Какими должны быть следующие шаги, что именно в связи с проявившимися реакциями человечества стоит поправить во вносимых идеях? Чему еще стоит научить людей? Какие тенденции нужно остановить или постараться изменить определенным образом?

И тут можно столкнуться с разными препятствиями, трудностями и необходимостью постоянных перестановок сил с учетом открывающейся реальности, которая даже для творца, хорошо знающего закономерности развития культуры и свойства человечества в принципе, все равно предстает динамическим квестом, требующим постоянных доводок, внимания и оперативного реагирования.

Есть вещи, которые творец через посланников может продиктовать миру буквально, вплоть до химической формулы нужного вещества, которое очень важно «открыть» для развития, скажем, более экологически чистого типа двигателя. Точно так же происходит и обучение способам добычи и обработки еды, формирование рациона питания, особенно на ранних стадиях в нулевом цикле, и этой темы я еще коснусь более подробно в следующих главах. Но есть и то, что так или иначе отдается в разработку самим людям, а со стороны творца в культуру через высшие я посланников поступает ключевая идея. Скажем, вносится идея некоего лекарства, но разработать его химию и конкретный способ производства должны сами люди.

Все это зависит еще и от формирования категориальной системы. Например, язык, речь — в каком-то смысле живой организм: его основа закладывается через высшие я творцом, но дальше идет естественный процесс формирования языка уже через сознание самих людей, и тут уже творцу в свою очередь приходится изучать то, как формируют, дополняют и развивают язык люди. Чтобы, например, создать готовую формулу лекарства, творцу нужно не просто иметь идею и понимать, из каких веществ оно должно складываться, но и детально изучить категориальную систему химической, фармацевтической науки в ее текущем состоянии, ее язык, и только тогда можно будет через посланника объяснить, кроме основной сути изобретения, еще и детали изготовления.

А это становится возможным далеко не всегда или как минимум не всегда сразу. Потому что где-то и получится сразу всю таблицу Менделеева загрузить в голову человеку с развитым высшим я — и он воспримет ее точно, а где-то так не выйдет — «не то услышал, не так понял», и дальше пойдет уже собственное творчество людей, что то само по себе, может, и неплохо в определенном ракурсе, но разбираться в получившейся категориальной системе творцу придется так или иначе теперь уже самому. И, используя то, что люди выстроили на основе его базовых идей, двигать дальше развитие какой-то отрасли культуры с учетом того, что было получено и сформировано самим человечеством.

А теперь представьте еще и эту нечеловеческую нагрузку — например, из нескольких заложенных языков люди на одном только кусочке суши наплодили несколько сотен диалектов на каждый. Сколько всего языков тогда придется изучить творцу? Для понимания человека высшему я не обязательно изучать язык в плане его структуры — пользование языковым файлом человека и понимание, диалог возможны и без этого. Однако для того, чтобы нечто в деталях исправить, дополнить или переделать в самой культуре, знание структуры языка становится уже обязательным для творца. А сколько этих языков на одной только нашей планете?

И еще же надо разобраться с тем, что именно выросло из прочих заложенных в культуру систем — помимо языков общения существует и язык каждой науки: физики, химии, математики, географии, истории, наук о развитии психики и сознания, медицины, и так далее и тому подобное, и все это приходится переваривать, усваивать, а потом корректировать с учетом полученных знаний.

Иногда, чтобы продвинуть в культуру некую, пусть даже и готовую, полностью сложившуюся и уже упакованную в конкретные формулировки идею, приходится биться веками. По той причине, о которой я писал в предыдущих главах: люди далеко не всегда готовы менять устоявшийся порядок вещей и привычную картину мира. И порой выходит так, что инновации развития сталкиваются, несмотря на заложенные в поле выбора воплощений сценарии посланников, с отвержением основной массы — настолько сильным, что это способно похоронить труд десятков, сотен и даже тысяч посланников.

Допустим, в культуру направлен ряд посланников с идеей расширить представления о Вселенной, показать новые ее грани и измерения, заложить основы дальнейшего изучения мира, создать каркас новой науки, но сопротивление масс настолько сильно, что, несмотря на оставленные в культуре труды и разработки, все подобные судьбы посланников заканчиваются примерно в духе участи Джордано Бруно: их объявляют еретиками, преступниками и в итоге убивают, или, как минимум, их труды хоронятся людьми очень глубоко и надолго.

Подобные попытки сдвинуть цивилизацию с мертвой точки могут затянуться для творца на века. Ведь степень сопротивления людей трудно предсказать точно, и это приходится порой выяснять только на практике, а практика бывает и такой. Причем подобное происходит не исключительно в темном спектре, как можно было бы подумать, на деле и творцы светлого спектра сталкиваются ровно с тем же самым.

Отличают эту проблему развития цивилизации в разных спектрах разве что нюансы. В мире светлого спектра это мотивирует творца разрабатывать более эффективные и доходчивые стратегии внедрения идей, а в темном творец может прибегнуть к более жестким методам — таким, например, было насильственное обращение в христианство многих народов после официального принятия его в качестве государственной религии в Западной Римской империи и Византии. Но, по сути, и в темных, и в светлых мирах все равно приходится справляться с длительным нежеланием людского сообщества двигаться дальше в развитии культуры, науки и даже прогресса в бытовой сфере, а потому отрицательные ответы на действия посланников, продвигающих подобные идеи с подачи самого творца, нигде не редкость.

Впрочем, работа посланников и коммуникация с ними — лишь часть процесса развития культурного поля, хотя и ключевая. Есть и другие важные составляющие культурных процессов. И прежде всего это средства массовой коммуникации. В данном случае задача творца — понять, решить, какие формы распространения информации стоит развивать на данном отрезке и как именно, а дальше осуществить их внедрение в общество, в том числе и через посланников. Можно сказать, это отдельная отрасль, без формирования которой не сработает никакая идейная «доставка».

Особенно трудным это выглядит в нулевом цикле: как правило, изначально стараются вырастить несколько групп людей в разных точках планеты, а потом побуждают их к коммуникации между собой. Это имеет вполне конкретные причины: животные, к примеру, могут долгое время существовать сравнительно обособленными семейными, родовыми группами, требования к разнообразию генетического материала при размножении у них не так высоки, как у человека.

Но у человека иные настройки. Один из первейших запретов, появляющихся в человеческой культуре, — табу на инцест, то есть близкородственное скрещивание. Опасность вырождения, появления тяжелых отклонений в работе организма при близкородственных связях у человека, особенно в долгосрочной перспективе, достаточно высока, а отсюда коммуникация между отдельными родоплеменными кланами, которые неизбежно формируются на ранней стадии развития человечества, является жизненной необходимостью.

В целом у тенденции к объединению людей во все более крупные сообщества причин немало, и это, конечно, не только вопрос разнообразия при воспроизводстве. Человек, в общем-то, живет в информационном поле в гораздо большей степени, чем животное, и самым важным для развития цивилизации становится возможность обмена идеями, решениями в области быта, материальной культуры, знаний о мире и всего, что люди не могут просто почерпнуть из природы, — лечения, например, понимания работы собственного тела, не говоря уж о сознании. Человек намного сильнее, чем животное, зависит от обучения, а значит, чем больше вариантов обучения — тем больше развития, тем больше возможностей делать выбор, осознавать свои мотивы и поведение, и тем больше, собственно, человеческого.

Естественно, средства массовой коммуникации призваны не только доставлять и укоренять некие парадигмы, знания в обществе, но и управлять им. Управление это может быть с той или иной этической позиции, и именно в этом месте от спектра, темного или светлого, многое зависит, однако, как ни крути, и в светлом спектре, особенно на стадии нулевого цикла, без управления никуда не денешься.

Например, появление определенных запретов в массовом порядке неизбежно. Потому что человеку, пока еще недалеко ушедшему от пещер, трудно объяснить про тот же инцест так, чтобы он понял это «почему». И на ранних стадиях приходится внедрять подобную установку посредством запрета, и табу должно распространяться на всю популяцию, а не только на отдельно взятый родовой клан.

Есть смысл помнить, что любой творец ведет цивилизацию куда-то: с чего-то ее начинает, видит ее возможные и желательные вехи развития, планирует вывод в конкретный спектр — технический или тонкий. И всегда так или иначе учитывается вся сумма человеческих групп, этнических и территориальных объединений, которые рано или поздно все равно вырастают в глобальную культуру, поэтому общие настройки планетарного масштаба, идеология объединения и средства, которые будут контролировать, помогать раскачивать развитие в определенное русло в массовом порядке, должны быть всегда.

В нашем мире в области прогресса немало шагов делалось в каком-то смысле в спешке, но при этом многие процессы, тем не менее, развились до весьма приличного уровня за короткий срок. От примерной даты изобретения книгопечатания до появления телевидения и интернета прошло немногим более пятисот лет — если смотреть с тонкого уровня, то по меркам представлений о динамиках развития цивилизации это, безусловно, очень быстро. И сейчас мы имеем весьма эффективный инструмент пропаганды с огромным охватом — телевизор есть практически в любом доме, даже в том, в котором еще далеко не ушли от деревянного сортира. И поэтому задача наших хозяев по массовой обработке населения какой-либо идеологией в принципе уже решена на века вперед. Текущая репетиция пандемии прошла в этом смысле очень успешно, но о конкретике развития этой ситуации мы поговорим позже, а сейчас упомяну еще об одной важной составляющей размещения идей в культуру.

Вспомним еще раз: посланник с какой-то идеей редко бывает один, как правило, для продвижения некоего открытия, знаний, вероучения и тому подобного нужна группа. Помимо группы посланников нужны сопутствующие, поддерживающие сценарии — тех, кто подхватит идею, будет помощником в ее развитии, кто понесет ее дальше, те самые средства массовой коммуникации, в этом непосредственно замешанные. Но и этого не всегда достаточно для успешного внедрения идеи в человеческий мир.

Чем более развита цивилизация, тем меньше в ней автозагрузки и тем больше, соответственно, выборов может быть предоставлено в судьбе высшим я и людям, а это значит, что поле пересечения судеб становится все сложнее, коэффициент непредсказуемости — все больше, и, с одной стороны, чем более осознанными становятся высшие я и люди соответственно, тем больше шансов на то, что их выборы будут вести к прогрессу всей цивилизации. Однако, с другой стороны, в любой судьбе у высшего я есть не только задачи культурного поля, заложенные в сценарии творцом, но и свои личные проблемы, свои поиски равновесия на кармических осях, свои неизбежные ошибки, и в том числе не всегда нужная с точки зрения общей динамики цивилизации инициатива.

И для того, чтобы из варева различных сценариев посланников и сопутствующих им пробилась к поверхности и действительно укоренилась в культуре нужная творцу идея, ее придется местами подпирать и порой фактически контролировать с тонкого уровня.

Например, посланниками написано несколько важных текстов примерно об одном и том же. Но какой из них должен стать «священным»? Что именно войдет в некий будущий канон? Или сделано несколько изобретений на примерно сходные темы, но какое-то из них, скорее всего, наиболее удачное по мнению творца, нужно поднять на щит, и его автор, возможно, станет исторической личностью (далеко не всегда это, впрочем, происходит при жизни), однако для развития цивилизации именно это уже не важно, важно — что станет общим достоянием, «раскрученным» в конкретном сообществе.

И если поле пересечения судеб усложняется, то множество наложений создает не всегда предсказуемые и удобные для продвижения некоей идеи ситуации, и за возникновением подобных ситуаций должен кто-то следить, как и, например, за сохранностью жизни посланников, миссию которых сам творец считает особенно важной для конкретного отрезка истории.

В темном спектре для светлых посланников это имеет особенно парадоксальный характер. Например, в конце жизненного пути этот посланник пойдет на крест или костер за свои идеи, однако он не должен умереть от поножовщины в темном переулке, в которую может попасть случайно, несмотря на то, что развитое высшее я посланника хорошо, как правило, чувствует поле и чаще умеет избегать ненужных поворотов самостоятельно. И все же при большом количестве населения и судеб соответственно никто не застрахован полностью. И тогда темный хранитель бережет посланника от подобных непредсказуемостей, в итоге помогая ему прийти к мучительной смерти, но именно той, что имеет смысл и для всей культуры, и для самого посланника, который, в свою очередь, беря подобный сценарий, хорошо понимает, зачем ему лично нужен именно такой путь.

Такая же необходимость непосредственного водительства с тонкого плана возникает и в прочих серьезных процессах внесения идей в культуру. Например, упомянутые тексты, из которых нужно выбрать самое удачное. Какие-то из написанных текстов бесследно исчезнут, потому что кто-то их «потеряет» навсегда — человеческая невнимательность, стихийные бедствия, бытовые происшествия, а какие-то тексты, наоборот, «чудесным образом» будут найдены и даже раскопаны где-то. Но кто и как поможет найти это место и навести человека и его высшее я на нужное? Почему об одном изобретении начнут узнавать буквально все, а об остальных — практически никто, неважно, после смерти или при жизни автора?

Все это нередко и является следствием водительства хранителей, которым творец ставит подобные задачи, поэтому взаимодействие творца со своей командой — еще одна составляющая формирования культурного поля.

Если смонтировать звездную систему, дать старт развитию органики и написать основной код поля творец может и в одиночку, то дальше, особенно при появлении людей и высших я на планете, в одиночку никто и не пытается справляться: хранители — важная часть любого процесса создания и развития мира. Напомню, они — уже завершившие плотный уровень высшие я с определенным профилем идентичности и принятой по ней инициацией, находящие себе места в мирах разных творцов сообразно своей «профессиональной специализации». И их можно с полной уверенностью называть со-творцами, ведь без них создание мира и его дальнейшее существование просто невозможны.

Уже на заре развития планеты творцу трудно обойтись без хранителей природы: даже дав старт развитию органической жизни, творец не сможет в перспективе уследить за каждым из важных природных процессов. К тому же в них порой нужно вносить немало поправок, по ходу развития отслеживать динамику живого мира, создавая специальные программы, которые творец потом будет использовать, помимо прочего, для включения сведений о состоянии и прогнозах развития экологической ситуации в код программы выбора воплощений. Не говоря уж о том, что нюансы взаимодействия человека с остальным живым на планете тоже находятся в ведении хранителей природы.

Как только на планете появляется человек, тут уже не обойтись и без остальных идентичностей. Сразу же становятся нужны, например, наставники, особенно в нулевом цикле: кто еще будет фактически за ручку водить каждое высшее я, которое, будучи пока еще в состоянии младенца, плохо понимает, как вообще с этой человеческой жизнью обращаться, как сделать из нее выводы, как именно выращивать в себе способность выбирать? Кто-то должен знакомить высшее я с работой его сознания, учить навыкам управления собой на все более сложных уровнях, уметь доносить знания о конструкции поля, устройстве мира и соединении тонкого с плотным.

Или, например, кармические хранители, без постоянного присутствия которых можно упустить серьезные перекосы балансов в поле в целом, ошибки в программах осей. Они — лучшие предсказатели и аналитики относительно того, куда может вести конкретная тенденция в культуре и как это скажется на общих балансах мира, именно они постоянно на связи с программой выбора воплощений и должны внимательно наблюдать за правильностью работы принципа осей при выборе воплощений любым высшим я, и как бы ни была хорошо написана эта программа самим творцом, чем больше людей, высших я, тем сложнее это поле взаимопересечений судеб и тем сложнее калибровка балансов поля.

Проводники, заведующие вопросами жизни-смерти, соединения тонкого и плотного, переходов между этими состояниями, тоже без работы не остаются: не всякое высшее я, особенно на начальном уровне развития, может корректно совершить переход и попасть после смерти тела в нужное поле. Бывает, что проводникам приходится буквально вылавливать тех, кто фактически застрял в промежуточном состоянии, например, вследствие травматичной смерти и не смог попасть в нужный коридор. Они также являются регуляторами мест, где тонкое с плотным пересекается особенно тесно, и эти места существуют как в человеческих практиках и состояниях, так и прямо на самой планете.

И, конечно, неизбежно возникают конфликты между людьми, вплоть до военных, и тут в деле должны быть хранители с идентичностью воинов, функция которых — не только вести возникший военный конфликт или затевать его, что более характерно для темных миров, но и — в обоих спектрах — осуществлять обратное: отслеживание возможных военных конфликтов, предотвращение и прекращение их, помощь в формировании мирных договоренностей становятся ключевыми задачами воинов.

Исследователи, коммуникаторы, хранители знаний тоже становятся нужны тем больше, чем дальше развивается конкретная цивилизация.

Здесь я лишь кратко обозначил основные направления работы каждой группы хранителей для понимания основной идеи: то, насколько хорошо творец подобрал себе команду, насколько хорошо умеет со всеми договариваться, ставить общие цели и совместно добиваться результатов, насколько внимательно и, я бы сказал, профессионально будут работать хранители, среди прочего определяет успешность продвижения в культуру некоей идеи и ее развития.

Нередко хранители поля не только сопровождают важных посланников, но и помогают найти нужные артефакты, наводят на них высших я и людей, делают нечто в материальном мире более видимым людям или, наоборот, прячут, придают больше или меньше информационного веса какой-либо идее. Они могут прямо воздействовать с тонкого уровня на группы людей, и, например, вопрос о том, почему толпа людей именно в это раз с небывалым приливом энергии решила последовать за конкретным лидером, порой стоит задавать именно хранителям поля.

У творца, конечно, в силу его идентичности и требований к развитию, способность одновременно вести приличное множество процессов должна быть выше, чем у любого хранителя поля. Именно творцы особое внимание уделяют тому, что на тонком уровне называется множественными фокусами сознания, то есть способности присутствовать всей своей личностью одновременно в нескольких процессах, причем с разной временной динамикой.

Это совсем не то, что человек порой понимает под многозадачностью — когда он одной рукой варит кашу, вторым глазом пытается смотреть телевизор и третьим ухом — слушать ребенка, который делится с ним своими переживаниями. В таком варианте это попытка расколоть свой единственный рабочий фокус сознания, и чаще всего здесь речь не идет ни о каком серьезном внимании к любому из этих дел.

Если вообще говорить о множественных фокусах сознания у сущностей тонкого плана, и в частности у творцов, то речь идет о полноценном присутствии в каждом процессе со стопроцентным вниманием и полным погружением в него, и этот навык требует весьма упорной тренировки, как, впрочем, и весьма глубокой осознанности.

Однако подобная вездесущность имеет границы. И если представить себе все слои поля, все процессы, которые происходят в нем, все нужды людей и высших я, да еще добавить вопросы природного равновесия, то жарко становится даже очень развитому и бывалому творцу, не говоря уж о начинающих создателях. Поэтому и не существует никаких миров и никаких динамик развития культуры без хранителей поля.

А теперь, когда в целом уже понятны основные столпы культурных динамик, ключевые факторы, их формирующие, и главные моменты тонкой истории нашей цивилизации, перейдем к тому, что происходит в нашем мире сейчас, на чем базируются идеи текущей перезагрузки и как именно они осуществляются.

Читать «Вечность в деталях: взгляд на устройство вселенной с тонкого плана. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка» бесплатно:

  1. О творцах
  2. Отношения создателя и мира
  3. Основные векторы развития культуры
  4. Развитые миры: проблемы и преимущества
  5. Хозяева Земли
  6. Вывод мира в технический спектр в текущей цивилизации
  7. Перезагрузка и ее особенности на Земле
  8. Посланники и технологии размещения идей в культуру
  9. Медицинские эксперименты и их основной смысл
  10. Прививочная кампания текущей перезагрузки: цели и суть
  11. Цифровой концлагерь: о страшных сказках и реальном будущем
  12. Странные войны нашего времени
  13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий
  14. Выжить в перезагрузку: ключевые идеи и принципы
https://glubina.space/vechnost-v-detalyah-2-poslanniki-8/
1

Автор публикации

не в сети 23 часа

Эрием

438
Дорогу осилит идущий, а у развития нет и не будет конца...
Комментарии: 33Публикации: 223Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Групповые занятия
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля