Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий

13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий

Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий

Пророчества в культуре были и будут всегда. Конкретно в нашей цивилизации известны пророчества и Ветхого Завета, и Нового, пророчества тех, кого называли святыми, пророчества различных философов, деятелей науки, искусства, пророчествами можно называть многие литературные произведения, фильмы, не говоря уж о статьях, видеовыступлениях тех неравнодушных, кто сейчас активно исследует текущую перезагрузку с позиции думающего человека. Пророчеств сейчас особенно много, тем более с учетом современных возможностей распространения информации.

Для чего? Как всегда, здесь мы имеем живой диалог творца с человечеством. Что касается любых рулевых мира, то умышленное размещение возможных траекторий дальнейшего развития культуры можно было бы назвать провокацией на осознанность. Это было выражено здесь еще через евангельское изречение «Имеющий уши слышать да услышит».

Большинству людей любые пророчества кажутся досужей фантазией. И лишь те, кто пытается проникнуть в глубинную суть происходящего, видит в этом мире свои задачи не только в материальном поле, исследует собственный внутренний мир и не ограничивает себя самого единственной жизнью, как правило, стремятся услышать, а значит, и проинтерпретировать эти предсказания, сделав из них выводы о собственном пути.

Впрочем, фантазии тоже имеют место, так же как и «трудности перевода», описанные мной в главе о посланниках и технологии передачи идей в культуру, которые часто упираются в «не так понял / не то услышал / по-своему проинтерпретировал». Бывает, что прогнозы вообще рождаются исключительно из человеческого тщеславия и желания создать себе значимость, которую не вышло получить из мира иными путями, и не имеют никакого отношения к информации сверху — от собственного высшего я и тем более непосредственно от рулевых.

Все это увязывается в весьма причудливую картину. Рулевые могут действовать по-разному: как давать прямую информацию о том, что они действительно планируют сделать в цивилизации и куда ее вести, так и намеренно вводить в заблуждение людей с какой-то целью. При этом даже если информация действительно прямая и честная, все равно есть риски ее неточной или искаженной передачи посланниками. Но есть и иные ситуации — когда высшее я хорошо чувствует правду, стоящую за некоей озвученной ему картиной, несмотря на попытки рулевых ее определенным образом «завернуть», поэтому порой в культуре появляется реальная информация не только о том, что хотели бы сами хозяева разместить и как именно это подать, но и о том, что за ней стоит на самом деле и что запланировано ими всерьез. И на это уже приходится как-то реагировать самим рулевым, тоже получающим таким образом свои уроки.

Бывает и так, что работает человеческая проницательность в чистом виде в совокупности с таковой у высшего я: например, высшее я человека не подписано на конкретное размещение информации от хозяев, но умение думать, анализировать, опыт обоих — и человека, и его души — в сумме может привести к созданию внятного описания различных аспектов будущего на основе текущих тенденций и прогностики интуитивно-аналитического порядка.

Понятно, что размещать информацию от хозяев в любом случае будут посланники обоих спектров, просто каждый — в своем ключе и со своими задачами. Например, пресловутое Откровение, которое любят сейчас поминать (и не зря, потому что в нем, по сути, хотя бы отчасти размещена информация о текущей перезагрузке), было написано посланниками светлого спектра, но… под диктовку хозяев и с перспективой редактирования ими написанного уже позже, через других посланников, как правило, своих, из темных высших я. Многие крупные пророчества здесь имеют такие параметры: они действительно бывают написаны людьми благодаря информации, приходившей от высших я светлого спектра, но потом подрихтованы, несколько переписаны, сокращены или дополнены, как правило, по горячим следам уже посланниками хозяев родственного им спектра.

Одно другому не мешает: посланник светлого спектра свои принципы не нарушает, он действительно может сообщать людям то, что им стоит учесть в будущем, в том числе то, что будет вести их по пути осознанности, а хозяева при этом решают все ту же задачу: эти тексты и попытки к ним прислушиваться помогут вычленить тех, кто к этой осознанности стремится. Среди них будут представители обоих спектров, и провокация на выявление и дальнейшее подталкивание более развитых так или иначе сработает в любом случае.

Заодно это поможет некоторым, пока еще пребывающим в неясности, определиться со спектром, ведь вопрос «на какой ты стороне?» приходится решать любому высшему в своей цепочке воплощений рано или поздно. Как и вопросы с вектором, идентичностью — «никаким» в этом мире быть не получится, да и сам плотный уровень как раз предполагает поиск и формирование того, что есть «я» применительно к душе. Выбор спектра высшими я — для любых рулевых вещь важная, ведь в каждом мире должны быть представители и того и другого, и иной раз одна конкретная жизнь может сыграть в этом деле серьезную роль. Кто-то из тех, кто сейчас проходит сложный период в этом мире, как раз и попадает на перепутье: с кем оставаться, на чьей стороне? Именно поэтому период нынешней перезагрузки станет решающим для многих высших я.

Естественно, провокация на осознанность — это не только сама информация, могущая содержаться в пророчествах, но и необходимость разбираться в источниках, то есть умение отделять информацию, явно что-то несущую, от той, что является пляской тщеславия человека, и не более, а также прикладывать собственный ум к тому, чтобы даже в явно стоящей информации отделить то, что может быть искажением или предположением, от того, что действительно может стать правдой. Трудно, не так ли? В этом и есть суть подобной провокации, в этом и есть, помимо прочего, путь осознанности.

Сейчас эта тема интересует наших хозяев больше, чем когда-либо, и вот почему: на новом витке остаться здесь должны высшие я, максимально готовые двигаться дальше достаточно интенсивно. Что хозяева думают о численности населения, я уже обрисовал. Но еще при первых попытках рассказывать об этом мне задавали интересный и вполне правомерный вопрос: «Если в итоге тел на Земле будет меньше, то куда денутся те высшие я, что были здесь в таком количестве и для которых теперь фактически не находится места? И как хозяева будут выбирать?»

Вы уже догадались, думаю, что выбор этот и будет происходить по мере вызревания осознанности, на которую все мировые изменения сейчас активно провоцируют очень многих. Осознанность бывает разная, и она относится, естественно, не только к светлому спектру. Способность высшего я вкладывать в личность, сценарий судьбы свое активное участие в плане развития сознания человека, его интеллекта, знаний о мире, творческой активности, вообще деятельности и способности делать выбор не имеет четкого маркера «добро» или «зло». Хозяев сейчас интересует любое повышение потенциала развития в каждом, вне зависимости от выбранной стороны. И наоборот, нежелание развиваться, пассивность, отказ от выбора, желание плыть по течению и не принимать на себя никакой ответственности — все это становится отрицательными маркерами для хозяев в данный период нашей истории.

То, что я знаю об их планах в этом направлении, выглядит так: те, кто подает больше надежд, независимо от спектра, останутся здесь с возможностью получить более интересные сценарии. Те же, кто попал, по мнению хозяев, в группу не особенно перспективных, отправятся в другой мир, более темный. Таковы договоренности хозяев с другим творцом, которому на определенных условиях, выгодных обеим сторонам, и передадут эти высшие я. С учетом того, что они сами не особенно стремились к выбору, его не будет и там, при этом ситуация для высших я из этой группы будет разворачиваться сообразно их же собственным устремлениям и настройкам: не хотели активно включаться в жизнь, считали, что от них ничего не зависит, «у меня не было выбора», «я слишком мало могу, чтобы…», «у меня нет ресурсов для…» и «мне должны были дать/обеспечить, и только тогда я…» — что ж, тогда выбор еще раз сделают за них.

В этом смысле логика творцов в обоих спектрах бывает очень сходной. Светлые творцы, конечно, стараются выращивать более тщательно всех высших я, в этом мире воплощающихся, однако и они порой вынуждены устраивать достаточно жесткие провокации для особо засидевшихся в инфантильном состоянии, а порой — избавляться от тех, кто совсем не хочет двигаться и становится балластом для прогресса цивилизации. Другое дело, что, опять же, творцы светлого спектра стараются пристроить такие высшие я в пока еще менее развитые миры, что называется, «оставить на второй год» с возможностью повторения материала, без явных карательных мер. В темном же спектре жалеть не будут и отправят в еще более жесткие условия, руководствуясь идеей, что если тут не подтолкнуло, то помогут только более тяжелые уроки. И это, к сожалению, не лишено смысла и нередко подтверждается на практике. Те же высшие я, кто активно включился в нынешнюю необходимость выборов, тем самым получат определенный, еще более серьезный, шанс на развитие и продвижение по своей персональной лестнице вне зависимости от выбранной стороны.

И теперь я напишу то, что, собственно, и можно считать прогнозом развития текущей ситуации, учитывая уже упомянутые ключевые пункты и цели. И пусть это станет дополнительными ориентирами для тех, кто осмысленно ищет место в этом мире.

 

Вирусы, пандемия и вакцины

Многим последнее время казалось, что о пандемии все забыли, но на деле это далеко не так. Какими еще средствами продолжать генные эксперименты? Других не появилось все же. С точки зрения хозяев первый этап обкатки технологии прошел блестяще: большинство поверило в предложенную концепцию, стало окончательно ясно, что запугать людей с помощью средств массовой информации довольно просто, жажда гарантий, безопасности и желание контролировать смерть даже превзошли ожидания наших рулевых. Ценность прав и свобод человека, едва народившихся в культуре, легко смыло волной ужаса и порывом заплатить фактически любую цену за «защиту». Социальные игры в значимых людей, спасающих жизни, тоже сработали достаточно эффективно, манипуляции хоть какой-то важностью по-прежнему работают тут безотказно, если говорить о массах.

Хозяева смотрели на это, с одной стороны, с удовлетворением, с другой — с печалью. Потому что им хотелось все же увидеть больше осознанных. Но выносить однозначный вердикт «сами виноваты» здесь будет не вполне справедливо, ведь, если честно, условия нашей жизни на протяжении веков и тысячелетий (если смотреть на это с позиции высшего я) все равно давали здесь немало возможностей для развития, вне зависимости от спектра хозяев и степени их заботы о каждом. Мир получился достаточно разнообразный и динамичный, и шансов хватало, пусть и не всегда это было легко. Можно говорить о том, что рулевые могли бы вкладывать и больше, торопиться меньше и так далее. Однако, как ни крути, каждый имеющий разум, стремившийся к его росту, все же нашел для себя пути, и соглашаться с позицией, в которой продолжают пребывать некоторые высшие я — «все должны были дать, обеспечить и гарантировать, а там уж я, может, и сделаю шаг», означало бы поддерживать все то же нежелание взрослеть.

И возвращаясь к пандемии: пока многим кажется, что о ней все забыли, особенно на фоне войн, под шумок все равно продолжают приниматься провакцинные законы. Так, например, в некоторых странах, включая и ныне воюющие, не так давно были приняты законы, ужесточающие меры в случае отказа от обязательной вакцинации и противодействия «санитарным мерам по защите населения». Особенно удобно принимать такие законы там, где основная масса людей занята выживанием и спасением собственных жизней. На эти законы сейчас мало кто обратит внимание, а потом будет уже поздно с ними спорить.

Конечно, с самой идеей вирусов и вытекающих из нее требований прививок никто и не собирался прощаться наверху. Скорее была дана некоторая передышка по причине полной ясности: надо будет еще раз — запустим и проведем кампанию без особых проблем. Передышка эта появилась по нескольким причинам: во-первых, потому что экономическая система перестраивается медленнее, чем хотелось бы хозяевам, и оказалось, что обрушение старого порядка быстрее подталкивать другими средствами. Можно сказать, что сейчас они больше сосредоточились на вложениях в реструктуризацию экономики и властных структур, именно потому военная повестка и финансовый кризис стали ключевой темой. Во-вторых, потому что результаты первого захода еще не до конца осмыслены, еще не собран весь нужный материал о последствиях, не все закономерности сформированы. А потому запускать следующую версию пандемии пока не имело смысла.

Ждать ее можно осенью 2023-го, но здесь есть вариант — зима 2024-го, если к осени еще не будет достаточно данных. Ведь то, что именно выставлять в качестве очередной страшной угрозы и что именно потом предлагать в качестве «вакцины», и станет следствием данных, которые активно обрабатываются после первой пандемии. Генная редакция вообще никогда не проходит в один шаг, нужно несколько волн, и даже не в одном поколении, поэтому будущие несколько поколений тоже будут в той или иной степени участниками все того же эксперимента.

Вакцинные паспорта изначально были разработаны на десятилетия вперед, так же как и система соцрейтингов, уже запущена цифровизация многих сфер жизни, и все это включено в систему будущего управления населением в целом, поэтому избежать этого в принципе не получится. Можно, конечно, минимизировать собственные риски, но это уже альтернативный путь, и о нем мы поговорим чуть позже.

 

Ограничения частной жизни и свобод

Увы, подобных мер будет немало. И основные пункты этих ограничений, по сути, уже заявлены в культуре.

Во-первых, медицина станет способом манипуляции, в частности, медицинские услуги постепенно перейдут на уровень «только для привитых и лояльных». Протоколы и назначения ужесточатся, спорить с врачами и что-то выбирать у пациента будет все меньше шансов, потому что в перспективе манипуляции здоровьем людей в массовом порядке будут еще более актуальны. Не все они, конечно, призваны угробить население, как это часто рисуют. Однако на данном этапе никаких других вариантов, кроме медицинского диктата, не будет.

Понятно, что появится и подпольная медицина — от тех врачей, кто не согласен с повальной вакцинацией и ужесточающимися протоколами лечения. Востребована она будет, конечно, пациентами с аналогичными же убеждениями. Каково будет ее качество — тут все неоднозначно. «За периметром» могут оказаться совестливые, преданные своему делу врачи, не готовые переобуваться на ходу в угоду глобальной повестке и продолжающие видеть серьезные риски в истории с прививками без разбора и в порядке принуждения. С другой стороны, в подполье будет и дефицит лекарств, и расходных материалов для манипуляций, да и сами медицинские процедуры и диагностика будут ограничены оборудованием, которое удастся тем или иным путем вывести из системы.

Выбор здесь предоставляется простой: или встраиваешься в систему и становишься участником эксперимента (за что, возможно, получаешь хоть какое-то медицинское обслуживание), или выживаешь с минимумом медицинской помощи. Или не выживаешь, потому что людей, тотально зависимых от лекарств, медицинской аппаратуры, сверху уже признали нежизнеспособными. Как показала пандемия, жесткие протоколы лечения легко переправляют особенно слабых на кладбище, и, увы, применяли их врачи, кто-то — в силу крайней наивности, неумения критически мыслить и святой веры системе, а кто-то и умышленно, поддерживая внутри себя подобные идеи и понимая, куда ведет глобальная повестка.

Касательно остальных логика такая: «Выживешь вне системы? Значит, либо генетика крепкая, либо мозги хорошие». Для тех, у кого не столь крепка генетика, но достаточно крепка способность искать решения, на этот случай будет существовать альтернативная медицина, и она тоже здесь выступает провокатором развития. Астрологи не раз уже писали о том, что в наступившей эпохе воздуха интерес к нетрадиционным знаниям и тонкому миру только возрастет, как, впрочем, и технический прогресс. Причудливое сочетание тенденций на деле дает достаточно плодотворную почву для разностороннего развития цивилизации — будет из чего выбирать.

Во-вторых, ограничение передвижений с разных сторон. О сокращении авиаперелетов говорят уже давно, и это становится реальностью, пусть и постепенно. С одной стороны, здесь играют на руку чисто экономические, а также экологические факторы, с другой — сыграет еще раз очередная пандемия. Она же планируется как способ ограничить передвижение людей не только по миру, но и в пределах собственного места проживания. Идея пятнадцатиминутных городов, например, которая подается как удобство, станет в итоге способом контролировать передвижения и ограничивать их, и, например, поехать в центр города без достаточных оснований, просто потому что захотелось, в перспективе любой желающий не сможет. В прошлую пандемию нужно было получать разрешение, например, на выезд из города, выход за пределы района и т. д. — это и планируется как повсеместная норма, она уже фактически была обкатана.

В-третьих, намного больший ареал контроля за человеком в принципе. Не за горами введение соцрейтингов по всему миру. Камеры распознавания лиц, необходимость все чаще валидизировать свои документы для участия в различных социальных мероприятиях, предоставлять буквально все персональные данные при любой покупке — все это становится реальностью уже сейчас. В Китае, например, открыто ввели систему соцрейтинга, где-то она будет вводиться более завуалированно: сначала паспорта вакцин, потом манипуляции на основе того, что многие покупки ваши известны государству посредством банковских карт и все более совершенствующихся систем отслеживания, фиксация норм потребления электроэнергии, отслеживание перемещений на машине, особенно если она все еще на бензине, — и все это будет подаваться как забота о вашей же безопасности, а также о состоянии окружающей среды, но на деле вы рискуете достаточно быстро обнаружить себя в ситуации, когда без высшего дозволения государства вы даже не можете навестить друзей в том же городе, но на ином его конце.

В-четвертых, манипуляции с помощью инфраструктур. Газ, свет, вода — все это может не просто сильно подорожать, а еще и стать предметом торга с государством и глобальными структурами. Если вы «плохо себя ведете», то как минимум будут предприниматься попытки обрезать какие-либо жизнеобеспечивающие блага. Структура городов не подразумевает, что в крайнем случае вы смогли бы обеспечить их себе сами: набрать воды из речки тут уже никак не получится, да и речки подходящей в шаговой доступности чаще нет. Платить за газ, свет и прочие блага цивилизации придется не только деньгами, а еще и соответствием нужным настройкам лояльности системе, среди которых не только вакцинация, но и согласие с определенным типом идеологии.

В-пятых, как раз об идеологии. Обратите внимание, что сейчас во многих странах, даже считавшихся демократическими, на деле все дальше развивается (или точнее сказать — возвращается) авторитарная манера внедрять ценности, и даже пресловутая толерантность давно перешла из стадии разумного смягчения достаточно жестких, традиционных форм общественных установок в стадию диктата и обязаловки. Если ты не поддерживаешь риторику государства, теперь можно лишиться работы намного быстрее, чем это было еще пару десятков лет тому назад, а в последние годы тенденция развивается в геометрической прогрессии — лишают не только работы, но и вида на жительство, например, закрывают счета в банке и так далее. Есть страны, в которых тюремные сроки за идеологическое несоответствие растут как на дрожжах, и по ним люди вполне реально отправляются на нары на много лет.

Попытки некоторых стран вернуться к традиционным ценностям, и это уже сейчас достаточно ясно, ведут не к возвращению опоры на род и натуральное хозяйство (что и было бы истинно традиционным), а к некоей модификации этих ценностей под эгидой все того же государства. Получается нечто вроде странного гибрида, впрочем, не все замечают эту странность. На деле выходит попытка совместить несовместимое: внедрить централизованное управление, единую достаточно жесткую идеологию и одновременно с этим реставрировать средневековые ценности, которые базировались на приличной раздробленности людских сообществ, натуральном хозяйстве и расширенной семье, для существования которой в современных условиях просто нет места. Что в итоге победит, думаю, вы догадались: централизованное управление. Потому «традиционные ценности» будут лишь вывеской для будущей тотальной идеологической обработки масс в одном ключе, и чем сильнее сейчас у государств рвение сохранить старое, тем жестче на деле окажется централизованное давление на людей.

Суть глобальной идеологии, к которой мы и придем в конечном итоге, можно сказать, всей планетой, — примерно такая же вера в науку, рассудок, технологии, какой была когда-то религия и вера в бога. Впрочем, религию никто отменять совсем не планирует, потому что большинство к переходу на полностью научные рельсы еще не готово, однако целью массовой обработки становится и уже стало безоговорочное доверие «британским ученым», сравнимое разве что с уже потускневшим доверием отцам церкви. Методы внедрения авторитетов от науки совершенно не отличаются от крестовых походов Средних веков, приемов инквизиции, и мы снова слышим те же крайности риторики осуждения любых «неверных». Как не сильно будет отличаться и итог: достаточно жесткие правила для большинства, в которых будет доминировать добродетель подчинения, при этом главной «морковкой» в таких идеологиях становится не вечная жизнь, а текущее счастье, которое ты фактически обязан испытывать. Если вы вспомните антиутопии, которых появилось немало за последний век (и, думаю, вам уже не нужно объяснять причины), то картина этого «счастья» будет вам вполне очевидной.

В-шестых, вмешательство в жизнь и воспитание детей станет и уже становится все более обширным. Дети — первая мишень формирования идеологии будущего, вложение нужных установок в детей позволяет добиться лояльности в будущем намного быстрее, чем переделка взрослых. Понятно, что идеологическая обработка ведется на всех уровнях, но дети пластичнее в этом смысле, и эффективность такого подхода явно просчитана.

К тому же нас ждет нечто вроде описанного в фильме «Дивергент» и аналогичных: основное направление способностей ребенка будет выявляться тестированием как можно раньше, и дальше его траектория будет жестко определяться системой обучения и профессионального распределения. Области, в которых ребенок будет признан недостаточно способным, будут просто закрыты для него, а те, в которых обнаружатся какие-либо таланты, станут приоритетным направлением его развития, обучения и дальнейшей профессиональной деятельности. Все это, естественно, будет полностью контролироваться государственными структурами.

Даже те государства, которые апеллируют к «традиционным ценностям», на самом деле не меньше, чем прочие, стараются фактически поссорить ребенка с собственной семьей. И органы ювенальной юстиции, и законы, которые позволяют все больше вещей детям (в основном подросткам) решать в обход родителей, — все это как раз о готовящемся государственном регулировании воспитания. При этом, конечно, не всегда в семье ребенку действительно есть на что опереться, и ее слабость в современном виде, можно сказать, объективна. Но не видеть того, что институты государства этим скорее пользуются и продолжают раскачивать приоритет идеологии над семьей, уже не получается у многих думающих людей. И особенно жутковато выглядит это там, где на фасад вывешиваются именно «традиционные ценности».

В-седьмых, ограничения коснутся частной собственности и управления денежными активами. Концепцию полного отсутствия владения чем бы то ни было внедрять придется долго, но все же успеха здесь так или иначе добьются, особенно если сейчас удастся сравнительно быстро обрушить старую экономическую систему. Многие останутся без работы, и это уже происходит. К тому же технический прогресс достаточно быстро будет сокращать занятость в тех отраслях, что стали в большей степени использовать искусственный интеллект и роботов, дальнейшую автоматизацию производства, а значит, изрядная часть людей, особенно тех, кто зарабатывал неквалифицированным трудом, окажется невостребованной. Дальше нетрудно предположить, что им будет предложен некий базовый доход (что уже, по сути, обкатано различными системами пособий в так называемых развитых странах), но за него придется заплатить многим, включая и собственность, которая будет постепенно переходить к государству, и подано это будет снова как удобство свободы от лишней ответственности, однако зависимость от государства при подобных условиях станет в разы выше.

В-восьмых, это, конечно, ограничения в потреблении. Для многих сама экономическая ситуация уже становится поводом сокращать расходы, тенденция эта будет только усиливаться — как инфляцией, так и сокращением самих доходов, к тому же приобретение определенных вещей тоже станет достоянием соцрейтингов, то есть, по сути, будут те, кому разрешено покупать определенные вещи, и те, кому нет. Ограничения коснутся и самого содержания потребления, например, продукты, которые будут продаваться в магазинах и составлять основу питания, тоже будут пересмотрены.

Здесь много неоднозначного: с одной стороны, есть, что называется, объективная необходимость изменить многое в настройках питания — вспомним приведенный мной пример с неумеренным употреблением сахара. Или тот же массовый забой скота, при котором мясо просто лежит в магазине и порой не успевает дойти до потребителя, — ситуация и правда для экологии печальная. С другой стороны, обкатка, например, технологий пищевого производства из насекомых, а также разработка синтетической еды — дело, у которого издержек хватает. И, по сути, люди вольно или невольно станут участниками эксперимента, у которого, естественно, будут и негативные последствия. В продукты питания также будет добавлено немало прочих экспериментальных субстанций, и о части их население даже не станут оповещать. И уже даже можно было бы не упоминать снова о контроле за вашим банковским счетом и, как следствие, содержанием вашего холодильника и хозяйства вообще — эти меры будут куда более жесткими, чем сейчас.

Что касается сроков, то говорить определенно тут сложно, потому что речь идет о тенденциях развития, а не о конкретном событии, которое произойдет или нет в определенный период. Но я могу сказать, что многие из перечисленных процессов могут принять заметные формы уже около 2025 года и дальше развиваться все более интенсивно. А к 2030 году, по замыслу рулевых, вся эта система должна уже стать основной нормой жизни большинства.

 

Технические нововведения и их последствия

В докладах Всемирного экономического форума и выступлениях лично К. Шваба мы видим буквальный прогноз: едва ли ни каждый к 2030 году будет уже ходить с чипом в голове и/или прочих частях тела, жить взаперти в 15-минутном городе и, конечно, уже не будет ничем владеть, о его здоровье будут заботиться, то есть полностью контролировать его со стороны, он будет поедать синтетику и насекомых, мыться раз в неделю в душе по таймеру, но при этом — безмерно счастлив.

Как бы лично я сам ни относился к подобному раскладу, я хорошо понимаю, что предложенные условия на деле напрягают только тех, для кого свободы и права, личное самоопределение, выбор, путь к осознанности что-то вообще значили. Для большинства перечисленное все еще не значит ничего. И Шваб не то чтобы совсем не прав в оценке стремлений большинства: ведь многие действительно мечтают напрягаться по минимуму, не работать, жить «на социале», не делать никаких трудных выборов, ничего не решать, не нести лишней ответственности, и вообще, «простая и понятная жизнь» в узких рамках и правда нередко бывает пределом мечтаний многих.

Но насчет скорости прогресса Шваб явно погорячился, и при всем том, что тенденция остается той же, со сроками тут явно выходят затруднения. Мне вспоминается видео времен разгара пандемии, разлетевшееся по сети: автомат в аэропорту не принял вполне исправный куаркод у пассажира и не пускал его в зал вылета. Мужчина в аффекте попытался разбить автомат собственным чемоданом. Смех смехом, но именно это и есть наше ближайшее будущее.

Вообще надо сказать, что переход на цифровизацию многих сфер жизни — то, что занимает, как правило, не одно десятилетие, если говорить о создании фундамента и формировании новых общественных норм. По сути, наши рулевые пытались уложиться в десять лет, начав в 2020-м с пандемического эксперимента и надеясь, что как раз десятка лет хватит, чтобы в целом сменить парадигму. И вот тут планы не вполне оправдались.

Технический прогресс на текущей стадии — пока еще зародыш. Естественно, эта среда будет какое-то время постоянно выдавать ошибки и сталкиваться с сильной инертностью большинства, несмотря даже на их одобрение некоторых «удобств». Несрабатывающие автоматы, глючащие программы, нестабильные пока еще алгоритмы искусственного интеллекта — все это текущая реальность, с которой не так просто справиться. Одно дело — разработчики этих систем, которые в целом понимают, что делают. Другое — рядовые юзеры на местах, и неспособность правильно воспользоваться некоторыми техническими инновациями может серьезно затормозить планируемое движение к оцифровке многих сфер жизни.

Нашпиговать камерами, системами распознавания лиц, цифровыми пропусками и интернетом вещей крупные города — уже не проблема. Но попробуйте сделать это за пределами таковых! И тут разве что «развитые страны» могут похвастаться способностью наставить камеры даже на деревенских дорогах. Но это далеко не весь мир, и при этом многие вполне цивилизованные страны имеют достаточно обширный слой людей, живущих фактически автономно на значительном расстоянии от основного массива городских жителей. Даже грамотное использование смартфонов с целью включения людей в систему цифрового контроля до сих пор под вопросом.

Представьте себе, что в местности, где, например, живу я сам — в мексиканской глубинке, представители коренных народов не могут даже воспользоваться банкоматом и стоят раз в месяц в длиннющих очередях, чтобы получить государственное пособие из рук оператора банка. Далеко не все из них знают государственный язык — испанский, не говоря уж об умении на нем читать, а майянская письменность сейчас представляет из себя транскрипцию слов их разговорного языка посредством латиницы. Смартфоны они используют, едва ли зная о них хоть что-то, кроме нескольких совсем простых функций. Эти люди все еще живут на дровяном отоплении, таскают воду из колодца ведрами, стирают и моются порой в реках, и хотя у некоторых есть машины и телевизор, все основные «блага цивилизации» от них по-прежнему далеко. Сколько лет в теории могло бы занять их обучение до нужного уровня? А на практике?

Сталкиваться с сопротивлением будет и разработка новых, более экологически чистых двигателей, но хотя такие решения уже существуют и даже частично внедряются в обиход, например электромобили, они не находят в массах сильной поддержки, потому что для инноваций не создано достаточной инфраструктуры, к тому же пока они слишком дороги для большинства, и в данном случае вся история с двигателями внутреннего сгорания закончится окончательным запретом, как и принято здесь — в приказном порядке. Однако и запрета не хватит, чтобы прекратить использовать бензиновый двигатель в одночасье. Черный рынок — вещь, которая спасет на какой-то период многих «отказников». Как и коррупция, которую во многих странах никто не отменял и вряд ли так легко отменит в обозримом будущем.

Все это наши хозяева вполне понимают и выбирают при этом форсированное движение к техническому миру, пользуясь старым и проверенным принципом «кто не успел, тот опоздал», а сопротивление будет подавляться достаточно жестко, но и в нем всегда будут лазейки для тех, кто не готов встраиваться в новую систему жизни. К 2030 году будет едва сформирована достаточная платформа для перехода на цифровизацию многих сфер, вряд ли раньше. Не стоит ожидать появления чипированных масс к этому сроку, скорее сформируется какой-то авангард застрельщиков и некоторое количество сравнительно стабильных решений в области технологий.

Ближайшие несколько лет мы определенно будем жить в стадии тестирования и внедрения этих систем, часть их будет признана недостаточно годной, как уже произошло с практикой куаркодов, которые не прижились в обиходе, кроме разве что Китая. Но он — известная лаборатория экспериментов сверху: само по себе отношение к людям как к расходному материалу, дешевая рабочая сила, послушность, сформированная идеологическими системами Востока, привычка жить очень скученно — все это делает Китай неплохим плацдармом для обкатки разработок, но в качестве ключевого игрока будущей планетарной культуры его на деле никто не видит. Хозяев вполне устраивает этот сегмент мира в качестве испытательного полигона, именно поэтому многие нововведения так или иначе приходят из Китая.

Часть систем будет уходить в небытие, часть, наоборот, будет получать дальнейший карт-бланш и приживаться среди людей, часть после пересмотра будет доведена до иного, более приемлемого уровня. Можно быть уверенным в том, что к 2030 году мы достигнем новой ступени в процессе цифровизации, но говорить о полном переходе к иному стилю жизни в этом смысле будет пока рано.

 

Экономика будущего

Понятно, что ключевая идея ее реструктуризации связана с внедрением технического прогресса и фактическим сращиванием с технологиями многих отраслей человеческой жизни, включая даже тело человека. Многие сейчас озабочены скоростью перехода на полностью безналичные расчеты, тенденция к чему уже явно обозначилась далеко не в одной стране. Эта тенденция сохранится, все меньше продавцов будет принимать наличные, все больше требований будет у государства к бизнесу, к обслуживанию и регулировке счетов и частных лиц тоже, все больше контроля, и тут я могу сказать, что подобный переход как раз к 2030 году вполне возможен.

С учетом того, что в целом выстраивается тенденция к укрупнению любых управляющих структур, к более директивной экономике, свободный рынок в том виде, в каком мы его сейчас знаем, однозначно уйдет в прошлое. Свободным в этом смысле останется лишь черный рынок. Он, конечно, будет в двух ипостасях. Где-то не прекратится хождение наличных: на определенной территории, внутри которой торговля будет происходить все еще на основе физических контактов, наличные станут средством внутренних, незаконных, естественно, расчетов, и это может просуществовать достаточно долго, на наш век хватит. С другой стороны, будут разработаны программы, позволяющие оплачивать нечто в обход контроля, появятся «левые» компании, предоставляющие обоснования для банковских переводов частных лиц, в общем, привычка пытаться обойти законы во многих местах еще весьма сильна и будет работать на черный рынок достаточно стабильно.

В экономической системе лидировать будут, конечно, корпорации, как правило, накрепко связанные с госструктурами, а мелкий бизнес, который мы называем частным, уйдет с рынка совсем или в подполье, если у конкретных его сфер останется достаточно востребованности в подобных обстоятельствах. Государства постараются предлагать тем, кто подает надежды, особенно в технической сфере, привлекательные социальные пакеты, и при том, что это будет предполагать достаточно ощутимый контроль, многие, тем не менее, будут приветствовать подобные решения. Уже сейчас можно заметить, что молодые люди все чаще выбирают связывать свою жизнь с «социально-стабильными структурами», например с армией или прочими бюджетными организациями, которые обещают едва ли не полное обеспечение, включая даже одежду и питание, не говоря уж о предполагаемом жилье, оплате транспорта и даже организации досуга.

Однако все это, как вы уже понимаете по всей ситуации с техническим прогрессом и общей грамотностью населения, дело не то чтобы быстрое. В начале пандемии некоторые пророчили, что через пару лет уже обрушится весь бизнес, а большинство простых людей окажутся запертыми навсегда в тотальной зависимости от инфраструктур и медицинского диктата. На деле, как мы уже видим, темпы этого были сильно преувеличены. И у желающих точно есть еще несколько лет для того, чтобы перестроиться.

Однако усложнять этот процесс именно для тех, кто не жаждет встраиваться в новый мир, будет еще один важный пункт изменений.

 

Войны и передел мира

К сожалению, надежды на скорый мир, особенно в Европе, вряд ли оправдаются. Войны в затяжной форме на деле способствуют достижению тех целей, которые проявляются в текущих тенденциях общественной жизни: созданию альянсов государств и их идеологий, сплачиванию верхушек мирового сообщества, дальнейшему формированию и развитию надгосударственных структур, сносу устаревшей экономики, вынуждают ограничивать потребление, задумываться всерьез о ресурсах планеты, да и сократить население отчасти помогают, как бы тяжело это ни звучало.

Войны, пожалуй, самая болезненная для меня часть в плане описания, потому что я испытываю глубокое отвращение на всех уровнях к этому явлению, и это то, что я ни с какой стороны и не обязан принимать, в этом неприятии войн — в том числе часть моего собственного, осознанного вполне равновесия. Однако при всем том, что войны я никак не оправдываю, не понимать заложенной в них идеи я не могу.

Длительные военные конфликты, особенно в Европе, будут идти в ближайшие годы без особого снижения интенсивности. И нынешняя российско-украинская война не разрешится силами исключительно двух воюющих государств, а также стран, участвующих в поставках вооружений, но при этом напрямую в конфликт пока не вовлеченных. Ключевое слово здесь — «пока».

В прямые военные действия окажутся втянутыми куда больше стран, чем сейчас. И это заставит их все больше объединяться, вплоть до создания единого европейского государства. А если говорить о самом ближайшем будущем, то Евросоюз и Европарламент как минимум получат намного больше полномочий относительно решений в каждом государстве — в тех же рамках до 2030 года. Объединяться заставит многое — и военная угроза из России и вообще с Востока, и внутренние серьезные процессы: социальные протесты, проблемы мигрантов, особенно последнее — может дойти до состояния буквально уличных боев. Европе придется при этом куда более жестко прочертить границу между Востоком и Западом, а также сообща решать внутренние проблемы, потому что сил у отдельных государств без помощи союза может банально уже не хватить. Введение гораздо более авторитарных форм правления там тоже не за горами.

Пандемия на деле отчетливо показала, как все это будет выглядеть. Населению ограничительные меры будут подаваться, как обычно, в рамках заботы о безопасности, формально будет сохраняться видимость демократического правления, большая часть людей покорно примет любые условия, как и в 2020-м, часть, конечно, ударится в протесты, однако ситуация с мигрантами будет тяжелее, и этот вопрос придется решать более силовыми методами. И все это в любом случае будет вести к одному — все большему усилению социального диктата, укрупнению многих регулирующих структур, ужесточению идеологической рамки, и в результате былая демократия (если ее вообще можно было когда-то так назвать) превратится в тоталитарное государство Европу с единым регулирующим органом, имеющим значительный приоритет над остатками национальных государств. Переход на единую денежную единицу фактически уже состоялся, объединение экономик тоже раскачивается по максимуму. Также и постоянная военная угроза, и непрекращающиеся конфликты могут достаточно быстро вынудить к этому.

Тем, кто всерьез ищет свое место на карте, могу сказать, что на ближайшие десятилетия Европа станет в принципе очень небезопасным местом в плане возможности как военных действий и различных силовых акций, так и ограничений разного рода, и к тому же — очень дорогим местом в плане выживания и даже обеспечения минимальных нужд.

Не менее суровыми диктатуры будут в Азии, где, в общем-то, уже многое движется в эту сторону с начала пандемии. Там изначально были очень жесткие требования вакцинации, и в принципе концепции многих азиатских государств, принятых там социальных установок, в которых человек — прежде всего единица системы, а свобода личности и вообще ее ценность не сформировалась еще в достаточной степени, чтобы что-то всерьез значить в обществе, легко приведут их к привычному в целом диктату, особенно в условиях, которые как минимум сами государства и люди признают экстремальными.

При этом противостояние Востока и Запада станет настолько отчетливым, что планета фактически расколется на два лагеря, между которыми будет постоянная война той или иной степени интенсивности. Нетрудно предположить, что более партнерские отношения у той же России сложатся с азиатскими государствами, в то время как отношения с глобальным Западом будут только ухудшаться. То, что я вижу пока применительно к собственной родине в ближайшем будущем, выглядит как более масштабная версия Северной Кореи — милитаризованная, идеологически «промытая» страна, напоминающая былой СССР, вот только цифровой диктат там никто не отменит, несмотря на попытку возврата к «традиционным ценностям». Вернется и пресловутый железный занавес, ведь уже сейчас видно, что взаимоотношения России с Западом становятся крайне трудными даже на уровне обычных граждан, и если формально границы не будут закрыты, на деле они будут закрыты для большинства фактически, хотя если говорить о направлениях, то попасть из РФ в Азию все же будет проще, чем в Европу или США.

Самое интересное место тут занимают Латинская Америка и США.

Концепция наших рулевых относительно глобального развития культуры планеты такова: изначально флагманской веткой цивилизации, задававшей тон всему миру, стала Европа, чью культуру фактически и начали распространять на остальные части планеты. Однако сама Европа как место уже не может быть точкой отсчета, ключевой дух ее, по мнению хозяев, уже утрачен. Это, в общем, нормальная история — одни культурные парадигмы и территориальные сообщества, задающие тон, сменяют другие, и саму по себе западную культуру хозяева не намерены прекращать и сдавать в архив, они хотели бы дать ей новую жизнь. Потому что кто еще будет рулить развитием технического прогресса?

Азия на эту роль на деле не очень подойдет: все же серьезное развитие технологий, различных инноваций требует исследовательского духа, яркой творческой активности, в этом важна все же сила личности и ценность индивидуальности. По мысли наших рулевых, все серьезные технические прорывы в том же Китае в целом возникали только по указке сверху — как бы вы сами этот верх ни понимали. Слишком большая зависимость от системы, вообще идеология, определяющая себя-личность через место в этой системе, не дала развиться там именно свободной мысли в достаточном количестве, не ограниченному жесткими рамками поиску. Азия, со всеми ее технологическими достижениями, видится сейчас нашими рулевыми только как конкурентная среда для дальнейшего развития флагманской ветки, которую как раз решили пересадить на новую почву.

Эта пересадка на деле началась еще с открытия Америки, потому что уже на тот момент было понятно: Европа многое сделала и сделает еще больше, в том числе в деле распространения себя на прочие части мира, но рано или поздно ей придет конец, и нужно готовить следующий плацдарм для движения в сторону будущей планетарной культуры. Сначала такую перспективную опору видели в США, можно сказать, до сих пор это ключевой игрок будущего. Однако этого мало, и к дальнейшему развитию нашим хозяевам хотелось бы подтянуть и Латинскую Америку.

Я бы сказал, с некоторыми оговорками, что именно этот регион в ближайшее время будет сравнительно безопасным. И я здесь потому, что заранее знал об этой истории, в моем собственном сценарии переезд на этот континент был связан именно с необходимостью оказаться максимально далеко от возможных диктатур и жесткого прессинга. Сказать, что его не будет здесь вовсе, было бы слишком оптимистичным, но, тем не менее, возможных свобод здесь все же будет больше, чем в воюющей, истощенной Европе, ставшей основной мишенью экспериментов, и в Азии, которой отводится служебная роль массового полигона для извлечения опыта и возможных ценных идей для развития технического прогресса. Но рестарт всей планетарной культуры уже давно решено было начать в обеих Америках.

США, как и планировалось хозяевами, достаточно быстро вышли в мировые лидеры по сумме факторов, и эту тему, безусловно, будут активно продолжать поддерживать сверху. Латинская Америка на деле сейчас представляет из себя достаточно хороший ресурс для сохранения резерва цивилизации и будущую «кузницу кадров».

Если посмотреть внимательно, то здесь, с одной стороны, сохранилось немало коренных народов, которые по-прежнему не забыли, как выжить без благ цивилизации, и продолжают во многом жить натуральным хозяйством, обходятся минимальной медпомощью и сохранили еще какие-то сравнительно неиспорченные настройки генов. Во многих странах Латины есть большие области, занятые только сельским хозяйством, и большинство людей там сильно привязаны к земле, что фактически не оставляет шансов на быструю цифровизацию всей территории. Конечно, в крупных городах Латины тоже будут продвигаться модные тенденции глобальной повестки, однако «нецивилизованных» и желающих продолжать в том же духе, избегая сильного включения в более авторитарные системы, там будет больше, чем где бы то ни было.

В итоге в обеих Америках складывается довольно неплохой с точки зрения рулевых замес: с одной стороны — бурное развитие технологий, инновации, прорывы в изобретениях и широкие возможности для внедрения глобальной повестки, с другой — масса свободолюбивых граждан и коренных народов, которых не так просто в нее включить. Это противостояние и взаимоперетекание и даст свежие ростки иной культуры, которая хоть и будет построена на идеологических платформах былой флагманской ветки, но, тем не менее, обретет уже более подходящие для будущей планетарной цивилизации формы.

На Американский континент уже давно начали стекаться эмигранты из разных стран, в основном, понятно, утечка мозгов идет в сторону США, но и Латина, предоставляющая пока более гибкие условия для переселения тем, кому США — слишком дорого и сложно, становится желанным местом для эмиграции в стремлении части людей к большей свободе. Все, что я писал о типичном резерве в эпоху перезагрузок, вполне реализуется именно здесь: есть крупные территории, не сильно затронутые цивилизацией, есть и приток тех самых соображающих и свободолюбивых, кому не нашлось места в более жестко регулируемых уже сейчас частях мира.

Я обрисовал основные тенденции, описывать здесь весь возможный передел мира, затрагивая каждую страну, не вижу смысла. Куда больше, думаю, многих интересует вопрос: как именно в этих условиях выжить и сохранить большую часть собственных свобод? Уверен, что книгу эту читают те, кто именно так и мыслит в основном, поэтому поговорим о насущном.

Читать «Вечность в деталях: взгляд на устройство вселенной с тонкого плана. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка» бесплатно:

  1. О творцах
  2. Отношения создателя и мира
  3. Основные векторы развития культуры
  4. Развитые миры: проблемы и преимущества
  5. Хозяева Земли
  6. Вывод мира в технический спектр в текущей цивилизации
  7. Перезагрузка и ее особенности на Земле
  8. Посланники и технологии размещения идей в культуру
  9. Медицинские эксперименты и их основной смысл
  10. Прививочная кампания текущей перезагрузки: цели и суть
  11. Цифровой концлагерь: о страшных сказках и реальном будущем
  12. Странные войны нашего времени
  13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий
  14. Выжить в перезагрузку: ключевые идеи и принципы
https://glubina.space/vechnost-v-detalyah-2-prognozy-13/
1

Автор публикации

не в сети 1 день

Эрием

451
Дорогу осилит идущий, а у развития нет и не будет конца...
Комментарии: 33Публикации: 226Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Групповые занятия
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля