Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 12. Странные войны нашего времени

12. Странные войны нашего времени

Вечность в деталях. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка. Глава 12. Странные войны нашего времени

Если смотреть внимательно, войны на этой земле, да и в принципе в любом человеческом мире, никогда не сводятся к банальной дележке ресурсов на определенной территории. Если бы причины ограничивались этим — и войны ограничивались бы локальными драками в пределах одного района. Но у войн, даже во времена пещерного человека, хватало причин сверх подобных банальных устремлений. Тем более что в те времена не было никакого смысла отнимать ресурсы у соседей — планета была не слишком населенной, и, отойдя от своего привычного места на несколько десятков километров, можно было обнаружить еще кучу никем не занятого места, не менее ресурсного, нежели предыдущее.

Однако войны велись и тогда. И двигались они мотивами, описанными еще в первой части книги: никто не мешал Каину дальше совершенствовать свои достижения по части земледелия, и никакого особого дефицита материальных ресурсов у него не наблюдалось, но наблюдались иные дефициты, которые можно было бы назвать чисто человеческими, а не выживательными, — дефициты признания, любви, одобрения, поддержки и веры, что он за эту жизнь успеет получить хоть что-то из означенного, хотя бы от кого-то. А уж если на кону оказывается вечная жизнь или как минимум убежденность в таковой возможности, то… Внутренние человеческие дефициты способны толкнуть на большее, чем удар в лоб соседу, они способны вести людей на массовое уничтожение, выливать в поле войны накопленную ненависть, гнев и прочие неудобные чувства, для которых не нашлось легитимных способов проживания в культуре.

Творцу любого спектра в принципе трудно предотвратить накопление негативных чувств в человеческой культуре, потому что запреты на чувства, могущие привести к убийству ближнего, неизбежны. Попробуйте объяснить пещерному человеку, что чувства можно осознавать, проживать, но при этом делать свободный и осмысленный выбор относительно вытекающих из них поступков, находить мирные решения для конфликтов, а негативные чувства высказывать определенными способами и оставаться с ними на связи, при этом не подавляя, а выясняя стоящие за ними собственные потребности и умея искать способы их удовлетворить, не принося другим вреда.

К сожалению, подобное вы не сможете объяснить и большинству наших современников, которые по-прежнему убеждены, что психология и терапия — просто промывка мозгов и выкачивание денег, движения к осознанности — ненужная заумь. Решение социальных и экономических проблем в их голове по-прежнему вертится вокруг «взять все и поделить», то есть, проще говоря, отобрать. Каким образом и по каким закономерностям имеющие нечто большее в материальном мире это получили — у большинства пока не хватает интеллектуального ресурса даже понять, не то что пройти аналогичным путем.

При этом сознание человека, вместе с его тонкой частью и кармической нагрузкой, в любом случае продолжает оставаться для него самого же местами непостижимой реальностью, с которой ему очень тяжело справляться: чем менее осознан человек, тем сложнее ему управлять собственной психикой. Вы сами знаете, как много непоправимого происходит до сих пор «в состоянии аффекта», который и поныне является чем-то вроде смягчающего обстоятельства даже для судебной системы.

Любой рулевой культуры нулевого цикла хорошо понимает: если, как минимум пока, не удастся объяснить — придется запретить. Иначе массовые убийства в любой цивилизации уничтожат ее раньше, чем вообще появится хоть какая-то осознанность. И в итоге такие чувства, как гнев, зависть, обида, и прочие из этого же ряда становятся в культуре запретными, их «стыдно» или «нехорошо» вообще испытывать.

На какой-то период это становится общим для всех творцов выходом, но дальше проявляется разница спектров: если в светлом творец постарается просто не допускать войн и развивать культуру преимущественно мирными средствами (войны возникают там все равно, однако они не являются умышленно заложенными способами развития цивилизации), то в темном спектре война может видеться вполне годной стратегией, например, сделать нечто быстрее. Я уже упоминал в этой книге конкисту и колонизацию как способ распространить определенную культуру на иные участки планеты, здесь это вполне рабочая технология.

Массовые завоевания, впрочем, были здесь как совершенно умышленным со стороны хозяев способом межкультурного «осеменения», так и порой неумеренной инициативой самих людей, вытекавшей из развитой здесь ценности власти, идеологии силового преимущества и из подавленных чувств, не получивших достаточно легитимных путей осмысления и проживания. В данном случае мы имеем весь пул причин.

Одна из основных причин со стороны хозяев — планирующийся передел мира и укрупнение управляющих структур. Национальные государства должны уйти в прошлое, особенно мелкие. То, что осталось в качестве наследия феодальной раздробленности, уже морально устарело с точки зрения перспектив развитого технического мира, и «местечковые» государства не способны осуществлять настолько согласованное централизованное управление всем населением, как это могут сделать более крупные государственные структуры.

И сейчас, на первый взгляд внезапно, во многих точках планеты вспыхнули вопросы о старых территориальных притязаниях, об отсоединении/присоединении каких-то частей, о том, чье влияние в мире более значительно, и в рамках этой темы споры ведутся на деле не для того, чтобы поделить мир еще на более мелкие части, наоборот, итогом должно стать образование более крупных структур. Локальные конфликты на уровне двух-трех государств вызовут попытки апеллировать ко всему мировому сообществу, запрашивать помощь со стороны, и эти попытки объединяться и должны вести, по замыслу хозяев, как к определенному расширению альянсов, так и, в перспективе, к управленческому объединению государств в блоки, конфедерации, а потом на основе этих более крупных союзов и будет осуществляться переход к общепланетарному управлению. Естественно, при наличии военной угрозы более мелкие государства будут искать опоры у более крупных, а следствием будет становиться фактически присоединение одних к другим.

Войны сейчас имеют и прочие, не менее важные причины, например, это необходимость обрушения старой финансово-экономической системы. Одной из точек противостояния в текущей военной повестке становятся энергоресурсы — газ, нефть, а также ресурсы жизнеобеспечения — зерно и различное сырье для пищевого производства, под вопрос встают прежние формы отношений между государствами, и пересматривать свою экономику фактически приходится уже половине мира, как и искать решения для дальнейшей финансовой деятельности, так как банковская система и взаиморасчеты тоже претерпевают немало изменений именно вследствие текущих войн.

Частью этой стратегии является и необходимость сократить потребление, что уже, по сути, происходит, ограничивая многих лишь жизненно необходимым и выводя из обихода среднего человека то, что можно было бы назвать предметами роскоши. К примеру, покупка нового айфона каждый год — не жизненная необходимость, и хотя на этой идее, конечно, взлетела часть технического развития, стимулируя не только потребительский спрос, но и само развитие технологий, эта стратегия уже сделала свое дело, и заваливать планету мусором больше нет никакого смысла.

Но главное на текущий момент, пожалуй, вот что: именно под эгидой военного положения можно ввести более жесткое управление людьми в принципе. Под эгидой войны вообще можно многое сделать из того, что раньше было как бы нельзя, недопустимо и т. д. Как во время пандемии перед раскрученным до небес страхом смерти права человека перестали вообще что-то значить для большинства, так и в случае войны — она оправдывает практически любые действия властей в отношении ограничения свобод в конкретном обществе. И чем войн больше, тем больше диктатур можно породить по всему миру, а дальше их достаточно начать объединять, чтобы получилась более глобальная, планетарная диктатура.

При этом войны сейчас, если смотреть на них с позиции глубокого осмысления причин, выглядят, можно сказать, высосанными из пальца. На поверхности — неумеренные амбиции, борьба за мировое господство и авторитетность, личные интересы власть имущих, которым хочется кому-то что-то доказать, в основном свою непререкаемую значимость мирового масштаба, то есть мотивы времен Каина и Авеля нисколько не потускнели за все это время. Территориальные претензии на деле скорее напоминают предлог, но не истинную причину. Причина же выглядит чаще всего как «тем или иным способом достичь мирового господства», под чем понимается порой только одно — «чтобы меня признали самым крутым в мире». Страна, люди — все это является на деле лишь рамкой для собственных амбиций.

Если мы посмотрим на ситуацию с тонкого уровня, а конкретно — изнутри программы выбора воплощений, то сможем увидеть, что, по сути, у властных структур тут нет даже шансов оказаться под управлением альтернативного хозяевам спектра. То есть практически все сценарии власть имущих здесь раздаются высшим я с темным принципом. Нравится мне лично это или нет, но логику я понять могу: власть человеческая — самый главный способ контроля людей, а значит, должно быть и соответствие принципов у тех, кто стоит у руля на Земле, и тех, кто управляет процессом развития цивилизации сверху.

Все это достаточно ясно видно изнутри, но трудно доказать логически. Тем не менее мне придется это утверждать на основании собственного хорошего знания самой программы и поля выборов: для представителей светлого спектра дороги в серьезную власть здесь наглухо закрыты. Исключения бывали, но их буквально по пальцам можно пересчитать за долгую историю, и каждое такое исключение имело свои особые причины, требуя пристального внимания хозяев.

И все это означает, что, в общем-то, никаких президентов и прочих весомых управленцев, «радеющих о народе», «стремящихся к демократии» и тем более «невинных овечек», у власти здесь просто нет. В темной игре — все без исключения, кто занимает крупные посты и кто участвует (с любой стороны!) в военных кампаниях. И это означает, что, как правило, любая война здесь носит характер заранее спланированной операции, в которой участвуют обе стороны, даже если любая из них или обе потом активно рядятся в белые одежды.

Но есть и то, что способно отчасти помешать планам хозяев: людская самодеятельность. Которая не всегда вытекает из настроек самих рулевых. Например, именно нашими хозяевами была инициирована как сама гонка вооружений, так и последовавшие за ней договоренности о мораториях на применение ядерного оружия и различные ограничения в этой области. Потому что само оружие не нужно было ни для чего, кроме стимуляции технического прогресса. А вот пускать его в дело всерьез хозяева не планировали. И сейчас потрясание различных стран ядерными боезапасами совсем не весело выглядит сверху, потому что на кону этой истории будет стоять то, без чего не будет никакой цивилизации, — сама планета. Но радикально прекращать войны по уже упомянутым причинам не выгодно, отсюда хозяевам приходится балансировать на весьма тонкой грани: с одной стороны, стараться через войны протащить и усилить новые нормы устройства мира, с другой — не допускать ядерного апокалипсиса, который целью наших рулевых уж точно не является.

Многие, кто смотрит на ситуацию с войнами через призму критического разума, задаются вопросами: за что вообще воюют? Что на самом деле является целью? Ощущение неясности происходящего ставит в тупик, потому что вычленить какие-то действительно разумные и понятные цели у большинства текущих войн трудно, если пытаться увидеть хоть что-то, кроме все тех же навязших выяснений «у кого больше и длиннее». Центром озвучиваемых даже самим властями причин становятся вещи совершенно детские — «кто что сказал в мировом сообществе про меня лично» (президента или страну), кто «больше весит» в мире (по непонятным критериям, потому что большинству властителей фактически везде мерещится чужое мировое господство), обостренное беспокойство по поводу своей персональной власти и значимости, поиски внешних и внутренних врагов, «разрушающих наши / истинно демократические / традиционные ценности», в общем, «ты меня уважаешь, а если нет, то я тебе в морду дам», причем выражать уважение можно только детскими же, категоричными способами — тотальным одобрением, неизбежная внутренняя подоплека которого — «или ты со мной во всем согласен, или мы враги до конца дней». А еще точнее можно было бы сказать: «Или ты мне подчиняешься, или мы враги со всеми вытекающими». При подобной риторике на мир во всем мире здесь в принципе рассчитывать не стоит.

Люди, мыслящие более по-взрослому, ужасаются: неужели из-за этого гибнут люди? Неужели эти амбиции действительно оправдывают убийство? В глазах зачинщиков — да. С обеих сторон любого конфликта, повторюсь. Но ведь есть и иной момент: как много реально протестующих против такого ведения войн? Как много людей отказались воевать? Как много попыталось противодействовать войне в любом ее виде? К сожалению, правда об этом мире такова, что «развести» людей в массе на выплеск подавленного гнева по практически любой причине нетрудно. Что мы и видим: большинство столь же «зрелых», как и их властители, легко включаются в ту же риторику доказательств, утверждения власти и значимости, тотальной ненависти и страха, а остальные включаются в риторику терпения и фактически рабской покорности: раз сказали идти воевать — надо идти. И дальше всегда в таких случаях возникает не менее известное «а что я могу поделать / меня вынудили / у меня не было выбора» и т. д.

Все это можно было бы назвать многоступенчатой манипуляцией: с одной стороны, рулевые используют амбиции и характер власть имущих, которые к тому же самим сценарием заточены уже под подобные поступки, с другой стороны, сами власть имущие вовсю манипулируют людьми, выстраивая принципы пропаганды и идеологической обработки, и те и другие всех целей процесса до конца не понимают, но большинство так или иначе убеждено в своей правоте и едва ли не священнодействии. Что и требовалось, собственно: войны не остановятся, цели их по-прежнему для думающих и критически мыслящих не выглядят ни ясными, ни тем более достаточными, зато привычная массам риторика властей вполне работает в плане вовлечения их в продолжение военных конфликтов.

И в последней главе мы поговорим уже о конкретной динамике, то есть о том, что именно, в каком порядке и когда может произойти в рамках текущей перезагрузки в нашем мире.

Читать «Вечность в деталях: взгляд на устройство вселенной с тонкого плана. Часть 2. Развитие культуры и перезагрузка» бесплатно:

  1. О творцах
  2. Отношения создателя и мира
  3. Основные векторы развития культуры
  4. Развитые миры: проблемы и преимущества
  5. Хозяева Земли
  6. Вывод мира в технический спектр в текущей цивилизации
  7. Перезагрузка и ее особенности на Земле
  8. Посланники и технологии размещения идей в культуру
  9. Медицинские эксперименты и их основной смысл
  10. Прививочная кампания текущей перезагрузки: цели и суть
  11. Цифровой концлагерь: о страшных сказках и реальном будущем
  12. Странные войны нашего времени
  13. О прогнозах в культуре и о дальнейшем развитии текущих событий
  14. Выжить в перезагрузку: ключевые идеи и принципы
https://glubina.space/vechnost-v-detalyah-2-voiny-12/
1

Автор публикации

не в сети 1 день

Эрием

447
Дорогу осилит идущий, а у развития нет и не будет конца...
Комментарии: 33Публикации: 225Регистрация: 09-01-2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

СВЕЖИЕ ЗАПИСИ:

Свежие записи
Групповые занятия
Авторизация
*
*
Регистрация
Внимание! Для логина допустимы только латинские символы.
*
*
*
*
Генерация пароля